Главная / Авторы / Александр Баринов / «Наивысшая форма морального фактора»
«Наивысшая форма морального фактора»
5 августа 1939 года во время боёв в районе реки Халхин-Гол в Монголии экипаж бомбардировщика в составе Михаила Ююкина, Петра Разбойникова и Александра Морковкина впервые в истории совершил таран наземной цели


Тараны в воздухе лётчики начали осуществлять ещё во время Первой мировой войны. И ко времени боёв у Халхин-Гола это не было редкостью. Кстати, именно там 22 июня 1939 года был совершён и первый таран в японской авиации, а совершивший его пилот Сёго Саито при этом остался жив.

Но если пилоты, совершавшие воздушные тараны, часто оставались живыми, то те, кто таранил наземные или морские цели, практически всегда обрекали себя на смерть.

Михаил Ююкин был батальонным комиссаром 150-го скоростного бомбардировочного полка. Он не дожил нескольких дней до своего 28-го дня рождения. Уроженец села Гнилуша, что в Воронежской губернии, в 1936 году окончил Сталинградскую военно-авиационную школу, а позже Военно-политическую академию имени Ленина. После чего служил в Забайкальском военном округе и принял участие в боях с японцами. В тот день возглавляемый им бомбардировщик СБ в составе группы самолётов полка проводил бомбардировку тыловых позиций японской армии. Уже по окончании бомбардировки в левый двигатель попал снаряд японской зенитки. Попытки сбить пламя не увенчались успехом. Самолёт падал на территорию противника. Это была угроза плена. Комиссар на это пойти не мог. Он приказал экипажу покинуть корабль.

Штурман Александр Морковкин сумел выпрыгнуть с парашютом и через сутки добраться до своих. Как вспоминает единственный из членов экипажа, успевший покинуть кабину машины, штурман Александр Морковкин: «Я был уверен, что, даже теряя сознание в удушье пламени, батальонный комиссар Ююкин направит свою гибнущую, превратившуюся в факел машину в самый центр вражеских огневых точек. Так и произошло». Радист Пётр Разбойников прыгать отказался.

В августе 1939 года указом президиума Верховного Совета СССР за героизм и образцовое выполнение боевого задания командир корабля, батальонный комиссар Михаил Ююкин был награждён орденом Ленина, стрелок-радист Пётр Разбойников – орденом Красного Знамени. Оба – посмертно. Штурман – старший лейтенант Александр Морковкин – также был награждён орденом Красного Знамени.

В годы Великой Отечественной войны советские лётчики совершили 503 тарана наземных и морских целей, из которых 286 было выполнено на штурмовиках с экипажем в два человека, и 119 – бомбардировщиками с экипажем в 3-4 человека. Самым знаменитым долгое время считался таран, осуществлённый 26 июня 1941 года на ДБ-3ф (Ил-4, двухмоторный дальний бомбардировщик) экипажем капитана Николая Гастелло.

В Забайкалье широко известен подвиг Назара Губина. 16 декабря 1941 года экипаж, которым управлял Иван Черных, штурманом был Семён Косинов, а Назар Губин – стрелком-радистом, направил горящий самолёт в колонну вражеской техники. Всем им было присвоено звание Героев Советского Союза. В того рода таранах погибло около тысячи лётчиков.

«Наивысшей формой проявления морального фактора», «последним испытанием на верность своему народу» назвал воздушный таран главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза Александр Новиков.

Вместе с тем, советские лётчики, совершавшие такие подвиги, не были исключением во время войны. Так, знаменитых японских «камикадзе» (лётчиков-смертников) погибло во годы Второй мировой войны более пяти тысяч. Ими было потоплено около 50 и повреждено около 300 боевых кораблей противников. Воздушные тараны и тараны наземных или морских целей совершали во время второй мировой войны и польские пилоты, и американцы, и англичане, и греки… Но первым был всё-таки экипаж лётчиков ЗабВО.

Все материалы рубрики "Этот день в истории"
 

Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№31 (1359) // 05.08.2015 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net