Главная / Авторы / Анатолий Сизиков / Наш конёк — аграрный сектор
Наш конёк — аграрный сектор
Экономику края вытащат народные предприятия


 

Проект «ЧО»
Как обустроить Забайкалье

Весной 2017-го власти края должны представить Москве план развития. Куда двигаться региону? «ЧО» предлагает думать вместе. Присоединяйтесь!

 

Не так давно ГТРК «Чита» крутила видеоролик с рекламой – мука «Даурская». Золотая нива от горизонта до горизонта, работающие в поле комбайны, голубое небо… Так выглядели наши сельские просторы не так уж и давно – при советской власти. Что видим сейчас? Жуть берёт. Что делать?

На начало 2014 года в крае было 218 сельскохозяйственных организаций различных организационно-правовых форм. Уже к 2015-му количество крупных хозяйств (с численностью более 100 человек) сократилось на четверть – с 16 до 12.

Аграрный комплекс края состоит в основном из личных подсобных хозяйств. На них приходится 98% произведённого в регионе картофеля, 90% овощей, 98% молока, 91% скота и птицы на убой. Из коллективных хозяйств, переживших советский период, в основном остались только зерновые, да и те влачат жалкое существование. Фактически имеем средневековый уклад на селе и соответствующую этому укладу производительность труда. Из всей продукции, потребляемой забайкальцами, только 7% приходится на товары, произведённые в крае.

Одна из слушательниц Читинского радио задала вопрос: не пора ли потихоньку восстанавливать колхозы? На что получила ответ предпринимателя: колхозы – социалистическая форма производства и собственности, их восстановление невозможно. Из каких соображений сделан такой вывод? Ладно, были бы хоть какие-то достижения местных индивидуальных предпринимателей, но 7% за два с половиной десятка лет… Стоили разве такого результата все эти деколлективизации и фермеризации?

Колхозы – изобретение не коммунистов и не советской власти.

Больше 100 лет исполнилось со дня образования евреями первого кибуца. И кибуц, и колхоз представляют собой кооперативное хозяйство с полностью или частично обобществлённым имуществом, обязательным совместным трудом, выборным руководством. Кибуцы являются основными производителями сельхозпродукции в Израиле (их там больше 270), кормят страну свою и другие. И заявления наших «продвинутых» экономистов о том, что эффективных коллективных хозяйств нигде в мире не существует – враньё! У меня есть друзья в Израиле, они подтверждают. Кстати, на вступление в кибуцы конкурс: всех не берут.

Есть ещё одна страна, которая сохранила свои колхозы и промышленность, – Беларусь. Её сельхозпродукцией завалены магазины и рынки западных областей России, а бройлерные курочки «долетают» и до читинских супермаркетов.

Приведу ещё один пример эффективности коллективного труда. В Назаровском районе Красноярского края был совхоз «Назаровский» – чисто государственное сельхозпредприятие, с 1959 года по 1990 год его директором был Заслуженный агроном РСФСР, Герой Социалистического Труда (1989 г.) Аркадий Филимонович Вепрев. Выход продукции на одного работника совхоза был самым высоким в мире среди сельскохозяйственных предприятий различных форм собственности! Этот факт подтверждает мнение большинства Нобелевских лауреатов по экономике (исключение – Милтон Фридман, «папа» монетаризма), что эффективность рыночной экономики зависит не от форм собственности, а от конкуренции производителей на рынке, производительность же труда на предприятии, в хозяйстве зависит не от хозяина, а от управленцев (менеджмента) этого предприятия, хозяйства. И что государство обязано регулировать рынок – законами, налогами, госзаказами, госинтервенциями и не забывать договариваться с производителями о ценах (их потолке).

Но конструктивный диалог с властью выстроить не удаётся. Даже с президентом. Вот выдержка из статьи «Визит под покровом ночи» («Земля», №30, 2013):

«Приглашённые за стол аграрии рассказали президенту, как сложно конкурировать краю, где земледелие подвержено рискам, с другими, благополучными в этом отношении регионами. Валерий Стерликов, опыт которого был высоко оценён министром сельского хозяйства страны Николаем Фёдоровым, не стал тушеваться и перед президентом:

– Продукция растениеводства, пшеница, овёс и мука, которые поступают сегодня из других регионов – это продукция с себестоимостью гораздо ниже, чем у нас, – сказал он. – Мы стараемся снижать себестоимость за счёт внедрения новых технологий, современной техники. Урожайность у нас, видите, не маленькая. Но есть ещё финансовые проблемы.

– Понимаете, по большому счёту, вы и абрикосы сможете выращивать, и ананасы, но только это будет стоить в сто раз дороже, чем в Африке. Надо ли выращивать здесь ананасы? – парировал президент.

– Мы ананасы не выращиваем, – резонно заметил Стерликов. – Мы выращиваем основную продукцию. Это у нас зерновые, картофель, технические культуры, рапсом начали сегодня заниматься.

– Я понимаю, Валерий. Но всё равно нужно заниматься тем, что может составить конкуренцию, – учил Путин».

Лично у меня сложилось впечатление, что диалог ведут два бизнесмена, и старший вдалбливает младшему азбучную рыночную истину про конкуренцию без учёта специфики местных условий, уверовавший во всемогущество «невидимой руки рынка». И наши бывшие губернаторы Равиль Фаритович с Константином Константиновичем «свято» верили в её (руки) магические возможности. Поэтому, прогнозируемо, развалили экономику края и оставили новому губернатору наследство с долгом государству и коммерческим банкам в 30 млрд рублей.

Специфику местных условий отразил анекдотом в тему Иосиф Кобзон, рассказанным журналистам читинских СМИ в 2011 году: «Собрались художники и обсуждают картину под названием «Утро в деревне». На полотне: зима, хата какая-то, раннее утро, белый снег. А в центре – мужик, простите меня, сидит и на снег справляет нужду. Этот художественный совет затеял спор: похоже ли нарисованное на правду? Кто-то из мастеров говорит: «Утро раннее. Надо серой краски добавить…». Другой: «Надо, чтобы снег больше искрился». А третий: «Всё просто: надо деревенского мужика позвать, пусть он скажет, похоже, или нет». Позвали мужика: «Утро в деревне». Похоже?». Тот смотрел-смотрел… «Нет, – говорит, – не похоже!». «Это почему?» – не поняли художники. «Зима? – переспросил герой картины. – Утро в деревне? Мужик оправляется? А где ж тогда пар над дерьмом?».
Вот этого пара над дерьмом многие в Москве и не видят.

Похоже, что Владимир Путин до сих пор находится под воздействием безальтернативного мнения либерально-олигархического окружения.

Так выход из кризиса есть или нет?
Ещё одна форма организации труда на основе долевого участия собственности работников – народные предприятия. И это тоже не изобретение коммунистов. Около 100 лет они работают в США и в других странах капитала.

Президент США Рейган в своё время пошутил: «Народные предприятия – это наш ответ Карлу Марксу». До 10% экономики США сегодня «делают» такие народные предприятия.

Свидетельствует зам председателя ЦК КПРФ Дмитрий Новиков: «Советская власть в своё время активно поддерживала артельные формы хозяйствования и кооперативное движение. К началу 50-х в стране действовало 114 тысяч таких артелей, в них работало порядка 2 млн человек. (…) 40% производства мебели в СССР приходилось на артели. Высокой была их доля и в производстве трикотажа. В этом секторе также действовали порядка сотни конструкторских бюро. (…) Но, к сожалению, при Н.С. Хрущёве артели стали ликвидировать. Не случайно потом появится термин «волюнтаризм», характеризующий такую «деятельность» Хрущёва.

(…) развитие кооперации – важная мировая тенденция. Так, компания «Мондрагон» – седьмая по объёму в Испании. 80 тысяч работников, больше 200 подразделений, сотни магазинов по всей стране. Есть даже собственные учебные центры. Компания выпускает бытовую технику, станки, автомобили, автоматизированные линии. В значительной степени она состоит из кооперативов. Так, 85 процентов работников компании являются её совладельцами. Соответственно, получают и зарплату, и часть прибыли.

(…) На тех же принципах работает и финский концерн «Валио». Он объединяет 22 молочных кооператива и 11 тысяч фермеров. В Бельгии стала народным предприятием одна очень крупная клиника. В последние годы большую роль народные предприятия стали играть в экономике Аргентины и в Китае».

В нашей стране около 200 народных предприятий. Одно из них подмосковный совхоз имени Ленина. Средняя зарплата – 800 тысяч рублей в год, дивиденды от долевого участия и соцпакет времён социализма. Но директор его признаётся, что сегодня народные предприятия являются скорее исключением из правил и существуют не благодаря, а вопреки действиям правительства и чиновников. Не согласуются провозглашаемые президентом принципы и действия правительства, увеличивающего налоги и усиливающего административное давление…

Есть ли народные предприятия в Забайкалье? Не нашёл я информацию о таких. Пожелание местным коммунистам – заниматься не разборками внутри организации, а реальной социально-экономической жизнью края.

До марта 2017 года есть время, чтобы разработать «дорожную карту» подъёма сельского хозяйства края на основе создания народных предприятий по производству и переработке сельхозпродукции и восстановлению разрушенной местными чубайсятами-гайдарятами системы потребкооперации.

Думаю, нет между нашими доморощенными политиками разного цвета окраски непримиримых противоречий. Зато есть блестящий пример большого соседа, КНР, где эффективно внедрялись в экономику коммунистической страны рыночные механизмы, основываясь на принципах конвергенции (лучшее из планово-социалистической экономики плюс лучшее из рыночно-капиталистической).

Не так давно мы были старшим братом для Китая, построили множество заводов. Младший брат рванул так в своём развитии, что вот-вот выйдет на первое место в мире по объёму ВВП. А где мы?

Губернатор Наталья Жданова могла бы сформировать межпартийную команду настоящих, заинтересованных в положительном конечном итоге, профессионалов по решению проблем экономики края, в том числе и сельского хозяйства. Можно пригласить опытного кибуцника из Израиля или кооператора из Финляндии. Рекомендации команды должны быть обязательны для внедрения в практическую деятельность министерства сельского хозяйства Забайкалья.

А какова может быть помощь правительства Д. Медведева? Финансовая политика федерального центра устроена так: он собирает в свой карман практически все налоги. С каждого заработанного рубля 85% уходит в федеральный бюджет, 14% – в краевой и 1% – в муниципальный. С таким соотношением у нас может быть только прозябание на окраине когда-то великого Советского Союза. И постепенное освобождение территории для большого соседа, Китая. Он ждёт.

Были перед сентябрьскими выборами у нас в Чите Д. Медведев, О. Голодец и другие члены правительства с целью поддержать кандидата от «ЕР» Наталью Жданову на выборах. Обещали поддержку. Уже ноябрь, а губернатор, благодаря посулам москвичей в том числе, вынужден с протянутой рукой ходить по высоким кабинетам – подайте на пропитание сирым… Вместо того чтобы отлаживать работу нового правительства.

Может, Общественной палате и отделению Народного фронта пора просить президента о выездном заседании социально-экономического блока правительства РФ в декабре-январе… где-нибудь в Борзе, Могоче или в Балее? Может, поймут, наконец, Медведев, Шувалов, Силуанов и прочие господа специфику нашего края? И пар над дерьмом станет сразу всем заметен…

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"
 

Анатолий Сизиков,
житель г. Читы, читатель «ЧО»

«Читинское обозрение»
№48 (1418) // 30.11.2016 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net