Забайкальцы за Хинганом

Воспоминания легендарного полковника И.Т. Артёменко. Часть VI


Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V


Я через переводчиков продолжил Ямаде:

– Смею вас также заверить как военачальник тех сил, которые сюда следуют пока по воздуху, что независимо от вашего поведения и обращения со мною, если в условное время я не сообщу своему командованию положительных результатов, город Чанчунь и его окрестности, которые вы превратили в крепость, будут подвергнуты самой разрушительной бомбардировке с воздуха до полного разгрома ваших войск в этом укреплённом районе вашей столицы. Как видите, оттяжка во времени в наших переговорах ничего хорошего и для вас не сулит. Советское командование в первую очередь заботится о жизни людей, хотя эти люди и являются пока нашим противником. Учтите, господин генерал, что от вашего поведения, а следовательно, и решения, зависит многое. В том числе судьба и сохранность ваших городов и сёл, жизнь мирного населения, живущего там. Да и ваши солдаты куда больше ценят жизнь, нежели смерть, и давно убедились, как нам известно, в бесполезности сопротивления. Вы сами знаете, что они скорее сдаются в плен, чем делают харакири.

Слово «харакири» как огонь обожгло Ямаду, он нервно вздрогнул и произнёс:
– Харакири, харакири... Кому оно нужно, тем более сейчас? Видать, только Аннами! Вы хорошо сказали – жизнь человеку дороже всего на свете и уж, конечно, дороже смерти.

За время наших разговоров после доклада дежурного офицера прошло не более 10-15 минут. Самолёты уже подошли к городу, передовые эскадрильи низко проходили над его кварталами. Слышен сильный рокот моторов, дребезжат стёкла в окнах. Генерал Тамокацу и другие поспешно выбежали на балкон и всматриваются ввысь, где летят наши самолёты.

Я не сошёл с места, не сошёл с места и Ямада, но бледнел, сильнее нервничал, казалось, даже дрожал. С дрожью в голосе он в упор через стол спросил, что переводчик почти мгновенно перевёл:

– Господин полковник, есть ли ещё время и возможность предотвратить бомбардировку города? И если это в вашей власти и возможности, от имени всех своих солдат и офицеров, всех подчинённых прошу вас это сделать. Не повторяйте трагедий Хиросимы и Нагасаки, это было бы ужасно. Прошу только ради них, ради мирных жителей Чанчуня, за это они вам будут больше чем благодарны!

Я попросил соединить меня по телефону с авиабазой, где неотлучно находился майор Моисеенко. Умышленно не торопясь, подошёл к телефону, по установленному шифру продиктовал ему:

– Передать в эфир по рации из СИ-47: самолётам с десантом идти на посадку по сигналу Барышева. Бомбардировщикам барражировать над городом до моего сигнала, а при отсутствии сигнала в условное время выполнять приказ командующего. Барышеву передать сигнал в Тунляо о том, что условия для высадки десанта в Мукден обеспечены.

Ямада, слушая перевод, кивал головой в знак согласия и одобрения. Затем обращается ко мне с просьбой-вопросом:
– Каким временем располагает советский парламентёр для ведения переговоров?

Я ответил:
– Времени, господин Ямада, осталось очень мало. Но его достаточно для того, чтобы вы как командующий сами осознали безвыходность вашего положения, безнадёжность и напрасность вашего сопротивления. А также для того, чтобы убедиться в неизбежности капитуляции ваших войск и принятия ультиматума моего командования. Наконец, для того, чтобы отдать приказ своим войскам прекратить огонь, сопротивление, сложить оружие, сдаться в плен.

Ямада внимательно выслушал перевод, посмотрел на присутствующих японцев и, почему-то крепко закрыв глаза, произнёс:
– Надеюсь, что ваше слово парламентёрской и офицерской чести есть полная гарантия того, что во время переговоров и до их окончания наша столица Чанчунь бомбардировке подвергаться не будет.

Когда мне перевели, я ответил:
– Даю слово советского парламентёра и офицера. Можете на него положиться и верить.

– Хоросьо, хоросьо,
– произнёс Ямада по-русски. Затем, заложив руки за спину, быстро зашагал взад и вперёд за своим рабочим столом, так же быстро остановился, точно против меня, и чётко, по-военному произнёс:

– Господа генералы и офицеры доблестных императорских войск, мои подчинённые! Я решил...

Тут он замолчал и так, молча, ещё несколько секунд шагал по кабинету.
– Слушайте меня!

Переводчики переводили каждое сказанное Ямадой слово. Напрягая всё своё внимание, я старался понять, какое решение примет Ямада: капитулировать или пленить меня и продолжать сражаться, то есть воевать до полного разгрома своих войск.

Ямада молчал, наклонив голову, и так молча стоял около минуты. Все присутствующие также молчали и наклонили головы, как это умеют делать только японцы. Ох, как хотелось мне в эту минуту знать, что они все думают, что решил Ямада! Немая тишина казалась гнетуще роковой. А минута молчания в ожидании ответа была, пожалуй, самой тяжёлой и самой загадочной в моей жизни.

После этого Ямада высоко и как будто гордо поднял голову и напряжённо заговорил:
– Я несу всю ответственность перед богом и перед императором за судьбу наших войск и посему решаю сохранить жизнь наших войск, своему солдату. Я согласен на капитуляцию.

Сказав эти слова, он быстро, почти мгновенно выхватил из ножен свой «меч духа» – генеральную самурайскую саблю с двойным позолоченным эфесом и дрожащей рукой поднял её высоко над головой, медленно поднёс к губам и трижды крепко поцеловал. Затем двумя руками перевёл меч в горизонтальное положение и подал его мне через стол, низко наклонив голову и произнёс:
– Теперь я ваш пленник, диктуйте свою волю.

Я хорошо сознавал, что личный самурайский меч не является тем оружием, которое добывают в качестве трофея на поле боя. Поэтому подержал его в руках, потом вернул генералу как его именное холодное орудие. Откуда-то взялись корреспонденты и защёлкали фотоаппаратами.
Из глаз генерала катились крупные слёзы. Ямада их уже не скрывал.

 



От книги - к стеле или доске

Уважаемая редакция! Забайкальцы-участники войны в составе Забайкальского фронта с японскими милитаристами и краевой совет ветеранов выражают вам признательность за то, что печатаете материалы из книги «Забайкальцы за Хинганом», вышедшей в 2016 г. в «Экспресс-издательстве» при поддержке депутата Госдумы В.Г. Позднякова, литературной обработке действительного члена Академии военных наук, доктора исторических наук Н.В. Гордеева. Просим опубликовать по этому поводу наше обращение к забайкальцам.

В книге воспоминаний И.Т. Артёменко показан героизм, отвага, исключительная сила воли, неимоверная выдержка и оправданный риск военно-воздушных парламентёров и десантников Забайкальского фронта во время переговоров с командованием Квантунской армии – основной сухопутной силы Японии.

Члены бюро президиума краевой общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов провели круглый стол по материалам этой книги с участием воинов, которые воевали на Забайкальском фронте, представителями забайкальской молодёжи и приняли решение:

1) Направить книгу «Забайкальцы за Хинганом» в каждый районный (городской) совет ветеранов с рекомендацией провести обсуждение содержания этой книги на заседаниях советов ветеранов с участием воинов и молодёжи;

2) Члены бюро и воины-участники Забайкальского фронта обращаются к забайкальцам с просьбой установить мемориальную доску (стелу или другой памятный знак) на территории г. Читы в честь отважных воинов Забайкальского фронта;

3) Обращаемся к губернатору Забайкальского края Н.Н. Ждановой, председателю Законодательного собрания Забайкальского края И.Д. Лиханову, главе городского округа «Город Чита» А.Д. Михалёву с просьбой оказать помощь и содействие в установке памятного знака в честь воинов Забайкальского фронта, которые с тяжёлыми боями прошли от Читинской области, МНР и вышли к Жёлтому морю, освободив КНР от японских милитаристов.

И.И. Печенин, председатель Забайкальской
краевой общественной организации ветеранов

 



Часть VI
Часть VII
Часть VIII
Часть IX
Часть X
Часть XI
Часть XII
Часть XIII

Часть XIV

Все материалы рубрики "Читаем"


«Читинское обозрение»
№45 (1415) // 09.11.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 08:30 15.11.2016
Дорогие забайкальцы! Хватит воевать. Пора налаживать хорошие отношения с Японией. В декабре Путин В.В. навестит Японию. Множество японцев остались лежать на веки в нашей земле. От войн страдают все народы. ЕЩЕ РАЗ ПОВТОРЯЮ, ЧТО С 19 АВГУСТА ЯПОНИЯ КАПИТУЛИРОВАЛА ПО РЕШЕНИЮ ИМПЕРАТОРА ПОСЛЕ ХИРОСИМЫ И НАГАСАКИ, КОТОРЫЕ СОТВОРИЛА САМАЯ "ГУМАННАЯ" СТРАНА В МИРЕ США.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).