Главная / Великая Победа / О НАШЕЙ ПОБЕДЕ
О НАШЕЙ ПОБЕДЕ
Забытая беседа журналиста Пескова с маршалом Жуковым


Читатель «ЧО» Геннадий Шишкин принёс в редакцию пожелтевшую от времени газету. Её даже в руки было брать страшно – настолько ветхая, кажется, тронь и рассыплется. «Храню эту вырезку из «Комсомольской правды» уже 45 лет. Это беседа известного советского и теперь уже российского журналиста Василия Пескова и маршала Советского Союза Георгия Жукова. Перечитывая эту беседу, состоявшуюся в 1970 году, я вижу, насколько она актуальна сейчас. Я не хочу ругать Сталина. Если бы не он, мы бы не одолели фашизм, и война 41-45 годов была бы проиграна. Напечатайте, пожалуйста, эту беседу в преддверии 70-летия Великой Победы. В ней много того, что наш народ должен знать и помнить». Мы тоже так думаем, потому — публикуем (в некотором сокращении).

Песков: Георгий Константинович, прошло 25 лет со дня окончания войны. Что бы Вы сказали о значении нашей Победы молодым людям сегодня?

Жуков: Чтобы понять значение нашей Победы, надо представлять, что нам угрожало. А под угрозу было поставлено всё: земля, на которой живём, – фашисты её хотели отнять; наш общественный строй – для фашистов он был главным препятствием к достижению мирового господства; поставлено под угрозу существование народов нашей страны. По плану фашистов население занятых территорий подлежало уничтожению или превращению в рабочую силу нацистской империи.

Мы схватились с фашизмом, когда почти вся Европа была им повержена. Мы оставались для многих людей и наций последней надеждой. Мир затаил дыхание в 1941 году: выстоим мы или фашисты и тут возьмут верх? Для нас самих эта схватка была величайшим испытанием. Проверялись жизнеспособность нашей социальной системы, нашей коммунистической морали, сила нашей экономики, единство наций, словом, всё, что построено было после 1917 года.

Мы победили. Армия наша не только смела захватчиков со своей земли, но и освободила от фашизма Европу.

Песков: Всякий раз вспоминая войну, мы неизбежно возвращаемся к её началу. Вы были начальником генштаба. Что Вы знали о приближении войны? Каким для Вас было утро 22 июня?

Жуков: О подготовке Германии к войне с нами к середине июня скопилось много сведений. Разумеется, обо всём этом докладывалось Сталину, но он относился к этим сведениям с преувеличенной осторожностью.

21 июня мне позвонили из Киевского округа: «К пограничникам явился перебежчик – немецкий фельдфебель. Утверждает, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления и что война начнётся утром 22 июня». Мы с маршалом С.К. Тимошенко и генерал-лейтенантом Н.Ф. Ватутиным немедленно поехали к Сталину с целью убедить его в необходимости приведения войск в боевую готовность. Он был озабочен: «А может, перебежчика нам подбросили, чтобы спровоцировать столкновение?..».

Приказ о приведении армии в боевую готовность был передан войскам в ночь на 22 июня. Работникам генштаба и наркомата обороны в эту ночь было приказано оставаться на своих местах. Всё время шли непрерывные переговоры по телефону с командующими округов. В 12 часов ночи из Киевского округа сообщили, что в наших частях появился ещё один немецкий солдат. Он переплыл речку и сообщил: «В четыре часа немецкие войска перейдут в наступление…». В 3 часа 17 минут позвонил командующий Черноморским флотом: «Со стороны моря подходит большое количество неизвестных самолётов…».

Война… Я тут же позвонил Сталину, доложил обстановку и попросил разрешения начать ответные боевые действия. Он долго не отвечал. Наконец сказал: «Приезжайте в Кремль…».

В 4 часа 30 минут мы с Тимошенко вошли в кабинет Сталина. Там уже были все члены политбюро. Сталин, бледный, сидел за столом, с нераскуренной трубкой. Он сказал: «Надо позвонить в германское посольство…». В посольстве ответили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения.

Песков: Приближение войны чувствовалось. В чём же причина промедления с приведением страны в боевую готовность?

Жуков: Одна из важных причин состоит в том, что Сталин был убеждён: войну удастся оттянуть, удастся закончить перестройку и оснащение армии. Он опасался, что наши действия будут предлогом для нападения.

Песков: Ваше мнение о помощи союзников?

Жуков: Эту помощь не надо сбрасывать со счетов. Из Англии и Америки мы получали порох, высокооктановый бензин, сталь некоторых марок, паровозы, самолёты, автомобили, продовольствие. Но это была лишь очень небольшая часть всего, что требовала война.
 

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net