Главная / Авторы / Людмила Арзамасцева / Первый председатель
Первый председатель
27 августа – День садовода и огородника


Этот день в России отмечается в разные даты. Законом Забайкальского края он установлен в последнее воскресенье августа и в этом году приходится на 27 число. Многочисленная армия дачников считает его своим. «Профессиональный» он и для читинца Юрия Греченко.

Дачники с полувековым стажем
Лет 50 назад по правому берегу реки Читинки, между селом Заречное и микрорайоном Каштак, Читинский горисполком выделил 5,6 гектара под строительство садовых домиков с участками в четыре сотки. План застройки был очень простой: прямые сквозные улицы с установкой по красной линии однотипных сборных щитовых домиков размерами 3х4 метра с пристроенной застеклённой верандой 3х2 метра. Ширина улиц – по требованиям СНиПа.

Подрядчиком было определено Городское ремонтно-строительное управление, производственная база которого находилась на Большом острове. Там заготавливались щиты из досок, которыми и заполняли стены. Стоимость такого домика первоначально составляла 800 рублей. А если хозяин желал иметь внутреннюю кирпичную печь, доплачивал ещё 100 рублей.

Так случилось, что первыми поселились здесь несколько друзей со своими семьями и среди них инженер Юрий Владимирович Греченко. Именно его по общему согласию выбрали старшим инициативной группы, которая взяла на себя все проблемы по обустройству: приобретение трансформаторной подстанции, строительство высоковольтной линии с подключением к сети, проходящей вдоль противоположного берега реки с воздушным переходом через Читинку. С этим помогли студенты лесотехнического техникума, отрабатывавшие практику после учебного года.

Дорога к грядкам
Самым сложным оказалось решение вопроса с подъездной дорогой. Между территорией, выделенной под дачи, и дорогой регионального значения располагались поля сельскохозяйственного назначения. Сделать проезд через сельхозугодья в те времена было практически невозможно. Дачники добирались на свои участки через село Заречное – через так называемую поскотину. Но сельчанам это не понравилось, и они стали жаловаться своему руководству на это «безобразие». Тогда председатель совхоза «Маяк» предложил наметить узкую дорожку среди полей, а он даст разрешение на её использование. Рельеф земли был очень неровный, надо было её приводить в порядок: подсыпать, ровнять, чистить…

Юрий Владимирович, теперь уже официально избранный председателем кооператива №5 «Рассвет» Железнодорожного района Читы (так он именовался изначально), подключал, уговаривал своих друзей, знакомых: то бульдозер подогнать на два часа, то грейдер выпросит на полдня за рубли. Помогали и сами дачники, чем могли, устраивали субботники, воскресники. Алексей Удовенко, в то время главный инженер Читинских электросетей, выпросил у своего руководства из неликвидов трансформатор б/у.

Председатель в то время работал на общественных началах, без зарплаты. Дачники вносили только членские взносы, из них и оплачивались оборудование, столбы для электролинии. Никаких других сборов не было.

Давай дружить, Читинка
Нарезанные участки быстро заполнялись новосёлами. И многие из них оказывались «безлошадными» – не имеющими личного автотранспорта. По другую сторону реки ходил по расписанию до троллейбусного депо рейсовый автобус. Чтобы попасть на него, надо было организовать переправу. Юрий Владимирович, работавший ранее в военной организации, обратился туда с просьбой передать ему списанные две понтонные лодки. Одну из них привезли, поставили на воду, протянули через реку трос с блоками, цепью связали с ним лодку.

Переправа работала по графику. Перевозчики получали символическую плату. При большом наводнении всю переправу подмыло и унесло. Решили строить висячий мост. Построили. При очередном наводнении руководство совхозов, расположенных выше по течению реки, во избежание затопления посевов на полях, открыли шлюзы в накопителях воды, и огромный водяной вал подмыл несущие опоры. Мост снесло. Построили новый мост, но уже в другом месте. С ним повторилась та же история.

При наводнениях заливало и дачные участки. Весь урожай на грядках или смывало, или он сгнивал в вязкой тине. Все, кого большая вода заставала на дачах, спасались на крышах. Милиция подгоняла «Уралы», снимала людей с чердаков и
вывозила к автотрассе.

Стали укреплять берега бракованными железобетонными плитами. Опять же председатель и там договорился, чтобы брак вывозили не на полигон для уничтожения, а на берега Читинки. Параллельно производили подсыпку грунта. Постепенно всё вставало на свои места. Для сторожа построили бревенчатый домик, где было место для председателя и кассира. К сожалению, позже он сгорел.
Осенью, когда на подворьях скапливалось много отходов: вырезанные ветки ягодных кустарников, картофельная и другая ботва, председатель подгонял самосвалы, дачники грузили, вывозили в места, отведённые под свалки. На коллективные беседы приглашались агрономы, консультировали по вопросам выращивания овощей, как бороться с болезнями и вредителями растений.

Все уважительно относились к Уставу, никому не приходило в голову расширить свой участок за счёт дороги. Был тогда единственный случай, когда один из дачников вынес ограждение участка к проезжей части дороги. Ему указали на нарушение, забор встал на своё место. На общие сходы являлись дружно. Перед этим члены правления обходили все дворы, созывая на собрание. Отношения между людьми были добрососедские, приятельские. На отдельных улицах вечерами собирались на посиделки, чаепития.
Юрий Владимирович руководил сообществом более десяти лет. Смог бы и дольше, но к тому времени перенёс два инфаркта, потребовалось длительное лечение… Передал эстафету другим.

Председатели менялись часто, никто долго не задерживался на этой должности. Хотя многое изменилось к лучшему. С мая по октябрь шесть раз в день от вокзала до дачного кооператива и обратно ходит рейсовый автобус. Долгое время сохранялись традиции, заложенные первым председателем. Но время идёт, кто-то уезжает, меняются хозяева дач, меняются и отношения между людьми. Вместо маленьких домиков выросли коттеджи, высокие заборы, за ними – злые собаки. Каждый второй участок увеличен за счёт дороги…

Трудное детство
Юрий Греченко появился на свет в 1933 году. Самый старший из пятерых детей, родившихся в этой семье. Отец – железнодорожник, водил поезда. Мать – домохозяйка. Мальчик учился в первом классе, когда началась война. Отец как машинист паровоза имел бронь. Но всё равно многодетной семье жилось очень тяжело. Кормились в основном с огорода. Осенью накапывали по 100 мешков картошки. Рано ослепла мать.

Беда не приходит одна. В 1937 году репрессировали мужа сестры матери. Он был начальником Читинской дистанции путей. Как на грех, случилось две аварии на железной дороге. Его арестовали и через три дня расстреляли, обвинив в шпионаже в пользу Японии. А тётю как жену врага народа сослали на десять лет в печально известный АЛЖИР. У них осталось трое детей, которых определили в детдом. Мать Юрия похлопотала и забрала бедолаг к себе.

Во время войны давали задание: сшить на дому как можно больше тёплых рукавиц и тапочек для фронта. Овчинно-меховая фабрика изготавливала и отправляла на войну полушубки, оставшиеся обрезки овчины шли на варежки. Вся семья при керосиновой лампе длинными зимними вечерами корпела над ними. Днём дети старались успеть сделать уроки. Окончил 7 классов, Юра выбрал для дальнейшей учёбы горный техникум. Получив диплом, по направлению пришёл работать на шахту «Кадала-БИС-1» в должности горного мастера.

Шахтёры – народ дружный, сплочённый. Под землёй – как на подводной лодке – один за всех и все за одного. Если беда – то на всех одна, если юмор – то коллективный. Молодые шахтёры – все комсомольцы. Выпускали стенгазету, по особым случаям, когда кто-то отличался в работе, или, наоборот, совершал проступок, обязательно на стене появлялся листок-молния. Те молнии и были прообразом будущего «Комсомольского прожектора».

Юность комсомольская его
Молодой специалист Греченко – один из самых активных прожектористов. Это заметили в Черновском райкоме комсомола, и первый секретарь Русанов порекомендовал его кандидатуру на должность инструктора промышленного отдела обкома ВЛКСМ. Может быть, шахту не оставил бы: зарплата 1500 рублей (по тем временам очень высокая). У инструктора обкома – 900. Сравнение не в пользу последней. Но работа под землёй, да и годы войны дали себя знать: стали болеть ноги. Тогда шахтёры ходили в резиновых сапогах. Их называли «чунями». Другой обуви не было. Чуни на холодной земле быстро леденели. С тех пор и на всю жизнь болезнь ног будет то стихать, то обостряться. Врачи вынуждены были оформить инвалидность.

Учитывая состояние здоровья, выбрал обком комсомола. Небольшой кабинет на верхнем этаже на улице Калинина, 68 (в бывшей гостинице «Селект»). Но комсомольских работников редко можно застать на месте: командировки по всему Забайкалью, отчётно-выборные собрания, конференции, слёты. Через три года инструктору предложили возглавить Чернышевский райком комсомола. Согласился. Там же стал членом КПСС. Через два года вернулся в Читу, устроился в райком КПСС Железнодорожного района. Позже – работа в совнархозе, войсковой части, и наконец, в межобластном Иркутском управлении «Вторцветмет» начальником участка, расположенном в Чите. Отдав последнему 23 года, ушёл на пенсию.

Жить ради людей
Самыми счастливыми и интересными Юрий Владимирович считает годы, связанные с комсомолом. Комсомол – не просто символ того времени, это искреннее желание быть полезным Родине, по первому призыву кинуться туда, где трудно, легендарные комсомольские стройки, освоение целины, слёты доярок, чабанов, строителей, студенческие отряды, БАМ. И всё это организовывали, возглавляли и направляли комсомольские вожаки, работники райкомов, горкомов, обкома ВЛКСМ. И он – на переднем крае.
Об этом напоминают государственные награды, собранные в красной коробочке: медали «За строительство БАМа», «Ветеран труда», «100-летие со дня рождения Ленина», знаки ударника пятилеток, победителя соцсоревнования и т.д. В трудовой книжке три вкладыша с записями о благодарностях и Почётных грамотах.

С грустью говорит о своей дорогой жене Марии Борисовне, единственной близкой женщине в его жизни. 35 лет прожили душа в душу, в 1995 умерла у него на руках.

Гордится детьми. Сын, окончив один из высших военных командных вузов, служил в Туркестане, Афганистане, Магадане. Сейчас на пенсии, живёт в Орске, занимается предпринимательской деятельностью. Часто навещает отца. Дочь Елена – учитель начальных классов Читинской многопрофильной гимназии №12, заслуженный работник образования Читинской области. Внук Никита перешёл в четвёртый класс, мечтает стать врачом, каждое лето проводит рядом с дедушкой на даче.
А в садоводческом товариществе «Рассвет» до сих пор с благодарностью и теплотой говорят о первом председателе, его замечательном характере, доброжелательном отношении ко всем окружающим, умении решать самые сложные задачи, причём затрачивая на это мизерные средства. За всё это его не просто уважают, а любят.

А я всё думаю: откуда в человеке столько доброты, отзывчивости, бескорыстия, желания помочь другим, не имея ничего взамен? Наверное, эти качества формировались в трудном детстве, комсомольской юности, беспокойной молодости. Не может быть другим человек из того поколения, которое пережило войну, голод, нелёгкие послевоенные годы и честно служило России в самые бурные периоды её развития.

Все материалы рубрики "Люди роного города"
 

Людмила Арзамасцева
Фото автора
«Читинское обозрение»
№34 (1466) // 23.08.2017 г. 

Вернуться на главную страницу

 

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net