Главная / Авторы / Олег Корсун / Пожары — 2022
Пожары — 2022
Забайкальцы обратили внимание, что нынешняя весна была далеко не самой сухой. Всё-таки уже несколько лет у нас продолжается влажная фаза климатического цикла. Таким циклом называется периодическая — трижды в течение столетия — смена засушливых и более влажных лет. В засушливую фазу забайкальцы чаще смотрят в безоблачное небо, тщетно дожидаясь дождика, чаще поливают свои огороды и дышат дымом весенних пожаров. Так было у нас в начале 2000-х.


В Забайкалье начался дождливый сезон, приходящийся на июль-август — традиционно самые «мокрые» месяцы года. А значит, можно подводить первые итоги пожарным событиям, сравнивая ежегодные площади сгоревших лесов и степей.

Забайкальцы обратили внимание, что нынешняя весна была далеко не самой сухой. Всё-таки уже несколько лет у нас продолжается влажная фаза климатического цикла. Таким циклом называется периодическая — трижды в течение столетия — смена засушливых и более влажных лет. В засушливую фазу забайкальцы чаще смотрят в безоблачное небо, тщетно дожидаясь дождика, чаще поливают свои огороды и дышат дымом весенних пожаров. Так было у нас в начале 2000-х.

С наступлением влажного периода приходят другие беды. Зимой грунтовые воды заливают подвалы и даже дворы, формируя мощные наледи. Во второй половине лета дожди вздувают реки, в разы увеличивая их сток. Наши реки «вспоминают» о своём горном характере и выходят на пойму, размывая дороги и снося мосты. Нынешний год как раз такой и, кажется, вода ещё преподнесёт нам неприятные сюрпризы.

Зато весенняя сушь становится не такой изнуряющей, и периодические осадки прибивают очаги пожаров. Как результат, весной 2022 года горело сравнительно мало. Не то, чтобы пройденные огнём 228 тысяч гектаров являются совсем уж хорошим результатом. Например, в прошлом году пожары прошли 142 тысячи гектаров, на треть меньше нынешнего. Но за последнее десятилетие это пока третий результат по минимальным площадям горельников, а за двадцать лет — шестой. И это в двадцать раз меньше, чем, к примеру, в катастрофическом 2003-м году — худшем с начала века.

Наверное, определённую роль сыграло и то, что государство в последние годы заметно озаботилось проблемой сезонных пожаров в Сибири и стало выделять больше средств на их тушение. Для Забайкалья эта сумма за год выросла почти на треть, что позволило увеличить оплату пожарных, обновить технику, привлекать авиацию.

К сожалению, не обошлось без трагедий. Оборвались жизни двух забайкальских огнеборцев — Сергея Комарова и Аркадия Лакушина. Кто-то скажет, ничего не поделаешь, они выбрали такую профессию. Но одно дело, если пожар возникает по естественным причинам. Со стихией не поспоришь. Однако ни для кого не секрет, что большинство наших природных пожаров — дело человеческих рук. И если у пожара оказывается «автор», всегда ли он осознаёт, что может стать или даже становится убийцей?

И ещё стоит обратить внимание на число возникающих пожаров. 1720 очагов на сегодняшний день — это немаленькая величина. Разумеется, некоторая часть пришлась на сухие грозы, но вряд ли их доля больше 10%. К 20 марта, когда никакими грозами ещё не пахло, наша пресса писала о 163 очагах возгорания, отмечая, что их возникло в 15 раз больше, чем в 2021-м. Поэтому прежней остаётся сложнейшая из стоящих перед обществом задач — остановить человека со спичками.

Точнее, превратить его в мыслящего, чувствующего и любящего родную природу. А значит, и Родину. О поджигателе такого сказать нельзя.

На фото: Пройденные огнём площади в Забайкалье (в тысячах гектаров): данные Федерального агентства лесного хозяйства.

Все материалы рубрики «Заметки фенолога»

 

Олег Корсун
«Читинское обозрение»
№29 (1721) // 20.07.2022 г.

 

 

 

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net