Главная / Авторы / Екатерина Скороход / «Проездом в историю»: пересечение судеб
«Проездом в историю»: пересечение судеб
Вопрос на засыпку: «Скольких наших земляков, чьи имена знают не только в России, но и во всём мире, вы сможете назвать?». Оказывается, говорить о том, что их, мол, можно по пальцам перечесть, как минимум несправедливо.


Известный журналист Сергей Забелин решил устранить эту самую несправедливость и издал книгу, открывающую малоизвестные страницы истории нашей страны через биографии выдающихся людей, так или иначе связанных с Забайкальем.

Журналист, автор книги Сергей Забелин

— «Забайкалье: проездом в историю» — так называется ваша книга. Сергей Николаевич, откуда такой интерес к краеведению Забайкалья и что стало основой для написания книги?

— Не будучи историком по образованию, я сохранил живой интерес к истории ещё со школьных времён. После девятого класса я ездил в археологическую экспедицию со студентами истфака и даже всерьёз был намерен поступать на этот факультет. Однако судьбе было угодно, чтобы я стал журналистом и проработал на этом поприще сорок лет. Тем не менее интерес к истории, зародившийся когда-то, сохранился, и когда, в связи с уходом на заслуженный отдых, у меня появилось свободное время, я с удовольствием занялся тем делом, о котором давно мечтал. В силу своей профессии я объехал многие уголки нашей необъятной страны, прикоснулся к её природе, истории, экономике. И как только я слышал слова «Чита» и «Забайкалье» по отношению к какому-то человеку, я сразу же брал всё это на карандаш, стараясь в дальнейшем выяснить как можно больше подробностей об этом. Я также брал на заметку всё, что мне попадалось по этой тематике в литературе, публицистике, на телевидении, позже — в интернете и накопил таким образом довольно солидный материал о разных людях, так или иначе связанных с Забайкальем.

— Ваша книга открывает имена легендарных людей, о которых почти что не помнят наши земляки. Что сподвигло вас обратиться к этой теме?

— Родившись в Чите и прожив здесь уже более шести десятилетий, я не перестаю удивляться тому обилию людей, судьбы которых так или иначе связаны с нашим краем. К примеру, все знают наших легендарных земляков Олега Лундстрема и братьев Соломиных. Это безусловно замечательные и очень уважаемые люди, но их именами не ограничивается большая когорта тех, кто имеет прямое отношение к Забайкалью. Есть и много других талантливых людей, оставивших след в культуре, спорте, политике, науке, промышленности и других отраслях не на нашей территории. Они связаны с Забайкальем местом рождения, работы, службы либо какими-то другими обстоятельствами. Мне всегда казалось несправедливым, что о жизни и делах этих людей — интересных, талантливых, проявивших себя не только в нашей стране, но и в мире, совершенно не знают или почти не помнят мои земляки.

— В своё время вы публиковали довольно много таких материалов в нашей газете.

— Действительно, с «Читинским обозрением» меня многое связывает, мне нравится тематика газеты и то, что она сохранила свои основные направления, одним из которых является краеведческое. Я хорошо знал первого главного редактора газеты Наталью Колобову — она была моей коллегой по «Забайкальскому рабочему», прекрасно знаком с Ларисой Мишаревой по совместной работе в «Комсомольце Забайкалья», общался с Николаем Черняевым. В хороших отношениях мы и с нынешним главным редактором Виолеттой Вдовяк — мы работали с ней в одном отделе «Забраба». Как внештатный корреспондент «ЧО» я периодически отправляю туда на публикацию свои материалы. В частности, недавно там прошла серия статей о первых секретарях областных комитетов партии из различных регионов нашей страны в разные времена, начиная от зари Советской власти и вплоть до развала СССР. Это были разные люди — и по характеру, и по своей значимости, кто-то из них был очень интересный, кто-то безликий. Тем не менее, громче или тише, но каждый из них сказал своё слово в истории нашей страны. Первая глава из данной книги посвящена этим людям, которые на протяжении семидесяти лет истории нашей страны были очень значимыми фигурами — каждый из них был поистине Бог и царь на своей территории. В разное время уроженцы Забайкалья возглавляли разные области бывшего необъятного Советского Союза: Читинскую и Ашхабадскую, Иркутскую и Кировскую, Магаданскую и Ульяновскую, Свердловскую и Тульскую, Тюменскую и Уссурийскую (и такая была). Оставили они свой след и в Хабаровском крае, Еврейской автономной области, Удмуртской АССР.

Отдать в первой главе своей книги должное не слишком популярной сегодня теме меня побудил и тот факт, что 2022-й является годом столетия с момента образования Союза Советских Социалистических Республик — первого в мире государства победившего, а затем — проигравшего социализма. Я, как человек, родившийся, учившийся и работавший в СССР свои первые 33 года, полностью разделяю точку зрения нашего президента Владимира Путина по поводу судьбы нашей бывшей Родины, сумевшей преодолеть вековую отсталость, совершить индустриальный прорыв, ценой неимоверных жертв и усилий победить фашизм, отстоять свою независимость и покорить космос. Сейчас времена другие, и дважды, как говорится, в одну и ту же реку войти нельзя. Тем не менее и люди моего поколения, и старшего, а, порой, даже младшего вспоминают СССР — что было тогда сделано. А было сделано очень многое. Уверен, без этого всего вряд ли сейчас Россия могла существовать в том, как теперь любят говорить, формате, как сейчас.

Заслуженный деятель искусств РСФСР и Карельской АССР композитор Абрам Исаевич Голланд.

— Знаю, что вы до последнего не верили в то, что хоть какая-то часть ваших трудов может «поселиться» в нормальной, полноценной книге, ведь в наше время это довольно дорогое удовольствие. И это «новоселье» вам устроил Благотворительный фонд содействия издательской деятельности в Забайкальском крае ОДАРИНА. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— На самом деле, будучи по натуре человеком не очень оптимистически настроенным или же трезвомыслящим, это уж кому как нравится, я до последнего сомневался в этом. Это и понятно. Каждый, кто хоть как-то связан со словом, прекрасно понимает, что издать книгу в нынешних реалиях для многих авторов так и остаётся мечтой. Вот и моя наверняка так бы и осталась таковою, если бы не фонд ОДАРИНА, по инициативе и финансовой поддержке которого книга увидела свет. Я очень признателен председателю фонда Владимиру Кибиреву и председателю попечительского совета Виктору Шкулёву. С Владимиром Николаевичем мы знакомы давно, приходилось и вместе работать. Опытный журналист, профессионал своего дела, он не оставил без внимания публиковавшиеся на протяжении многих лет в «Читинском обозрении», «Забайкальском рабочем», журнале «Слово Забайкалья», который я редактирую, мои материалы о наших именитых земляках. Знает он и о том, что немалая часть их написана, как говорится, в стол, в надежде на то, что они когда-нибудь увидят свет. Благодарен я и Виктору Михайловичу, имеющему незыблемый статус в сфере медиа. Он продолжает верно и упорно заниматься становлением и укреплением статуса нашего края, уроженцем которого он также является. Многие наши земляки знают его в качестве организатора Забайкальского международного кинофестиваля. В моём архиве сохранилось служебное удостоверение от 1987 года, подписанное Виктором Шкулёвым, занимавшим в то время пост второго секретаря Читинского областного комитета комсомола. Я тогда был заместителем главного редактора газеты «Комсомолец Забайкалья». То, что они делают для издательского дела, просто неоценимо. Многие авторы, книги которых изданы под эгидой фонда, знакомы мне по жизни и по работе. И я очень рад за них. А они рады за меня. Книга вышла тиражом в четыреста экземпляров, и огромная часть из того, что у меня уже наработано, туда не вошло. Материалов накопилось на три или даже четыре подобных тома, но, понимая, что одного автора издавать невозможно, и у нас в крае много замечательных литераторов, я ценю то, что уже произошло. Тем более, тираж книги в 400 экземпляров можно по нынешним временам считать довольно солидным, поскольку даже федеральные издания могут похвастаться цифрами от полутора до двух тысяч.

— Ожидаете ли откликов со стороны родственников тех людей, о которых вы упоминали в книге? Не страшна ли перспектива критики от кого-то из них?

— Если это случится, я буду очень рад. Хотя не думаю, что это произойдёт, поскольку книга вряд ли дойдёт до родственников моих персонажей, которые давно разъехались по всем уголкам нашей страны или вовсе покинули Россию. Хотя всё возможно. Что же касается реакции на книгу, то уверен, что это дело вкуса, у каждого есть своё мнение, и я приму любое.

Герой Советского Союза художник Георгий Николаевич Москалёв с женой Ниной Васильевной.

— Ваше давнее увлечение краеведением — далеко не единственный мотив, сподвигнувший вас написать эту книгу. Знаю, что здесь всё гораздо глубже. Ваши родители. Ваше детство. Расскажите об этом.

— На самом деле, в повествовании есть некая личная связь с некоторыми персонажами, и меня всегда удивлял тот факт, что мир настолько тесен. Я родился и первые пять лет жизни провёл в читинском Доме актёров, где моему отцу, артисту драмтеатра, выделили комнату. Это было коммунальное общежитие для работников искусства по улице Калинина, ныне Амурской. Трёхэтажное здание дореволюционной постройки, где сейчас располагается «Спид-центр». Там жили журналисты, художники, актёры и другие представители городской интеллигенции. Нас, многочисленных мальчишек и девчонок того дома, вовсе не интересовали бытовые условия места нашего пребывания в девятиметровой комнате с видом на Банное озеро и Транссиб и одного на весь этаж туалета. Не смущали они и наших родителей, вечно пропадавших на работе, а в часы досуга занятых разговорами на тему искусства. Зато у нас было огромное преимущество перед другими детьми — в нашем доме жили куклы. Настоящие. Из кукольного театра. Представляете, какое соседство? У тогдашнего театра кукол не было стационарной площадки, они выступали в разных местах, но в нашем доме проходила вся подготовка к действу: репетиции, процесс изготовления кукол и всё остальное. Занявшись биографиями именитых читинцев, я как-то обнаружил, что единственный в России театр, который носит имя нашего земляка, находится в Ростове-на-Дону. На память пришло начало 1960-х. В кукольный театр, который располагался в моём родном доме, поступил на работу молодой человек по имени Владимир Былков. Он отслужил армию, до этого работал на Читинском паровозовагоноремонтном заводе. Прошло несколько лет, и его направили на учёбу в столицу нашей Родины, где он учился у великого кукольника Сергея Образцова. После этого более 35 лет был художественным руководителем Государственного театра кукол в Ростове-на-Дону. А после его смерти театру присвоили имя Владимира Былкова. Вероятность того, что наши пути не раз пересекались в читинском Доме актёра, достаточно велика…

Народный артист России Владимир Сергеевич Былков.

— Как-то в разговоре вы упоминали теорию «Шести рукопожатий». Наверное, об этом?

— Да, такая теория существует, и сам для себя я это уже доказал. Суть её заключается в том, что каждый человек знаком с другими через шесть рукопожатий. В качестве, так скажем, примера для меня выступил Владимир Маяковский, когда в нашем далёком от Москвы Забайкалье я нашёл около тридцати человек, имеющих прямое отношение к этому поэту. А их наверняка больше. Трудно поверить? Но это факт. В том же Доме актёров, в одной комнате со своей сестрой, жила художница народного театра Дома офицеров Ольга Даниловна Эксельбирт. Две незамужние женщины, полностью погружённые в искусство. Ольга родом из Одессы, в своё время училась в местном художественном училище. Она писала, вернее, рисовала диплом по одной из пьес Маяковского, с которым юную студентку познакомили в период одного из визитов знаменитого футуриста в этот город. В моей памяти остался детский образ этой доброй пожилой женщины, но только когда прошли года, я начал осознавать, что существуют эти самые пересечения событий, имён и времени, эта самая связь «Эксельбирт—Я—Маяковский», казалось бы, недостижимая для меня, но вполне себе реальная и доказанная. Ещё раз повторюсь, что наш мир тесен, и эти неведомые на первый взгляд пересечения нужно искать, находить и доказывать. Заинтригую потенциального читателя тем, что во вновь изданной книге очерка об Ольге Даниловне нет, но я очень надеюсь на то, что он когда-нибудь выйдет в свет.

Существуют и документально зафиксированные письма Владимира Маяковского к Лиле Брик, свидетельствующие о знакомстве поэта с нашим известным скульптором-земляком Иннокентием Жуковым. Осенью 1921-го Жуков ездил из Читы в Москву с созданным им эскизным проектом памятника Октябрьской революции, который правительство Дальневосточной республики отправляло в дар Москве к четырёхлетней годовщине Великого Октября. Воспользовавшись случаем, Жукова попросили отыскать в столице Маяковского и передать ему газету и деньги. Что он и сделал.

Поэтическое направление Маяковского пропагандировал в нашем крае наш земляк Пётр Незнамов, участник Первой мировой войны. Он был участником группы «Творчество», а позже стал ответственным секретарём журнала ЛЕФ, редактором которого был сам Маяковский. Незнамов оставил воспоминания о работе с Маяковским. Во время Великой Отечественной Незнамов ушёл на фронт добровольцем и погиб, защищая нашу Родину.

Мало кто знает, что один из архитекторов, по проекту которого восстанавливали разрушенный Севастополь после войны, провёл детские годы в Петровск-Забайкальском и Чите. Речь идёт об академике архитектуры Григории Бархине. И этот перечень имён можно продолжать долго.

Ученица академика И. Павлова, профессор Института физиологии РАН Анна Васильевна Тонких

— Ваш посыл понятен — дать повод нашим землякам гордиться краем и аргумент в разговоре с представителями других регионов о том, что мы что-то значим.

— Совершенно верно, зачастую в разговорах с жителями западных регионов нашей страны или же, к стыду, со скептически настроенными забайкальцами, хочется выдвинуть аргументы, доказывающие то, что наш край особенный, уникальный и уж ни в коем случае не хуже других. «Край каторжан. Медведи на улицах. Необразованные люди» — этот стереотип пора оставить в прошлом. «Вы были на Пушкинской площади?» — такой вопрос я могу задать любому москвичу. «Вы видели здание, которое стоит рядом с памятником великому поэту? Это дом редакции газеты «Известия», который построили по проекту архитектора, уроженца Забайкалья, Григория Бархина, ставшего основоположником династии архитекторов.

А знаменитый певец Александр Вертинский, поклонницей которого была и моя мама… Ей посчастливилось побывать на первом концерте маэстро после его возвращения на Родину. Вертинский вернулся в страну из эмиграции в период Великой Отечественной, ему это позволило сделать руководство страны. По приезде из Китая первый концерт он дал в нашем городе, и именно здесь он повстречался со своим аккомпаниатором Михаилом Брохесом, с которым потом проработал до самой смерти. Чита оказалась тем узлом, который связал их судьбы. Кстати, об этом впоследствии писали и сам маэстро, и супруга Вертинского, и Брохес. «Маэстро и его напарник» — так я назвал эту статью.

— Наверняка ваш труд, основанный в большей мере на материалах мемуарного характера, может послужить основой каких-то серьёзных научных изысканий краеведческого направления?

— Я этого не исключаю и всегда говорю о том, что я не историк-архивист, который ищет подтверждение каждому написанному слову: архив такой-то, опись такая-то, страница такая-то. И это при всём моём уважении к людям, занимающимся этим научным направлением. Я знаю, какой это адский труд. У меня задача немного другая — я популяризирую информацию, которая где-то есть, но мимо которой люди прошли в силу разных причин. Если сказать грубо, меня это заинтересовало, и я выпячиваю этот факт и стараюсь найти ему какие-то документальные подтверждения, в основном мемуарного характера. Это не научная работа, а скорее книга по популяризации краеведения Забайкалья. И если кого-то заинтересует тот или иной персонаж, они могут пойти в архив и поработать. Уверяю, каждый из тех людей этого достоин.

— Вы посвятили книгу своим родителям…

— Да. Мама, которая ушла из жизни в прошлом году в возрасте девяноста шести лет, написала свою книгу, когда ей было уже за восемьдесят. Она работала радиожурналистом, и никаких архивов у неё не было — всё по памяти. Её книга под названием «Жить надо талантливо», вышедшая двумя изданиями, была написана и издана во многом благодаря Галине Петровне Сыроватка, которая в те годы занимала пост регионального министра культуры — именно она настояла на том, чтобы матушка написала о старейших работниках культуры и о старой Чите. Кое-что я цитировал из книги моей мамы. Наверное, и в этом есть преемственность поколений.

Я всем обязан своим родителям — маме, в годы войны работавшей в нашем драмтеатре помощником режиссёра, отцу — почётному гражданину Читинской области. Я их единственный сын. И я посвятил им свою книгу. Дай Бог, если когда-нибудь у меня выйдет следующая, мои четверо детей прочитают в предисловии посвящение им.

Все материалы рубрики «Темы»

 

 

Екатерина Скороход
Фото автора и из архива Сергея Забелина
«Читинское обозрение»
№34 (1723) // 24.08.2022 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net