Главная / Авторы / Оксана Сидоренко / Когда жизнь — в радость!
Когда жизнь — в радость!


Дверь открыла стройная женщина в чёрном костюме. Седые волосы собраны в пучок, в умных глазах плещется добрый свет, на груди позванивают медали. Не сразу понимаю, что передо мной сама хозяйка квартиры — Вера Михайловна Шеломенцева. И тем не менее это она — женщина, родившаяся ровно сто лет назад!

Удивительно, как ей удалось сохранить ощущение полноты жизни, которое проявляется во всём: в лёгкой походке, светлой улыбке! А ведь на её веку была коллективизация, Великая Отечественная война, восстановление разрушенного народного хозяйства, лихие 90-е…

— Хорошая у меня жизнь была! — смеётся Вера Михайловна, парируя замечание о тяготах и лишениях. Она с теплом вспоминает детство, рисуя перед мысленным взором земляничные поляны, утопающие в солнечном свете, отчий дом с резными наличниками, мельницу.

На речке стоял домик. И там приспособление, где вода скапливается. И такое отверстие, а тут, значит, колесо. Когда нужно молоть, воду сюда пустят, она колесо крутит, мельница работает, — моя собеседница живо жестикулирует, объясняя устройство мельницы.

Даже тот факт, что после окончания четвёртого класса ей пришлось бросить школу и податься в доярки, она воспринимает как нечто само собой разумеющееся. Но обо всём по порядку.

Вера Орлова (это её девичья фамилия) родилась 17 сентября 1922 года в селе Илим Нерчинского района. Отец работал мельником, мама в основном занималась домашним хозяйством. Девочка вместе с двумя сёстрами охотно ей помогала. На столе всегда было молоко, сметана, картошка, домашний хлеб, солёные грибочки.

Жили в достатке. А после смерти отца Вере пришлось бросить школу и пойти работать на ферму. Юная доярка лихо управлялась со своими обязанностями и даже успевала помогать подругам.

— Но ведь это же очень тяжёлая профессия! — не унимаюсь я. — И, конечно, не для подростка.

— Привычное дело. Я всегда любила рано вставать, вместе с солнышком. Коров доила с детства, — отвечает моя собеседница.

Ей нравилось слушать звон струй, падающих в ведро, вдыхать аромат парного молока. Доить же бурёнок приходилось по три раза на дню: утром и вечером на ферме, а в обед приезжали на пастбище. Денег за работу не платили — считали трудодни, за которые выдавали продукты.

А потом началась война. Вера Михайловна помнит общее смятение, когда разнеслась весть о нападении на нашу страну фашистской Германии. Люди высыпали на улицу, растерянно переговаривались, многие плакали. Осенью 1942 года девушке пришла повестка в военкомат. Она была уверена, что попадёт на фронт, но в итоге оказалась в артиллерийском дивизионе, в Читинской области. Получила военное обмундирование, винтовку. В красноармейской книжке есть такая запись: выданы шаровары ватные, рубаха нательная, трико хлопчатобумажное, юбка х/б, портянки зимние, перчатки тёплые, чулки…

Время шло, наполненное занятиями, стрельбами, марш-бросками. В свободные минуты писали письма родным и друзьям, с нетерпением ожидали вестей с фронта. Но вот отгремели салюты победного мая, и в августе 1945 года дивизион отправили на войну с Японией.

— Только нам не пришлось воевать, — заметила Вера Михайловна. — На самой границе застала весть о капитуляции Японии.

В октябре 1945 года она демобилизовалась и вернулась в отчий дом, но пробыла там недолго: бывший одноклассник, приехавший с фронта за месяц до Победы из-за ранения, буквально лишился сна после встречи с ней. Хотя молодые люди знали друг друга детства, настоящие чувства вспыхнули только в тот момент.

— Оказывается, это я тебя ждал, когда отмахивался от знакомых девчонок, — признался высокий и обаятельный Пётр Шеломенцев и увёз девушку в Нерчинск. Потом был город Львов, куда молодых зазвали родные братья новоиспечённого главы семейства, воевавшие в тех местах. И всё же супругов Шеломенцевых властно тянуло Забайкалье, его природа и люди.

Сначала приехали на станцию Приисковую, где Пётр Григорьевич устроился в пожарную часть, а Вера Михайловна — на железную дорогу. Она заправляла водой паровозы. Затем супруги вместе с двумя дочурками на много лет, вплоть до 1996 года, обосновались в селе Верх-Усугли.

Какое же это было замечательное время! — вступает в разговор дочь героини нашего очерка Валентина Петровна, листая фотоальбом со снимками красивых и счастливых людей. — Жили очень дружно, весело, привечали гостей, которых мама угощала своими фирменными блюдами, играли в лото, смеялись. Ещё мама хорошо вышивала: и скатерти, и пододеяльники, и картины. И нас с сестрой учила, особенно вязать.

Шитьём же занималась Александра Ивановна — свекровь Веры Михайловны. Она до конца своих дней жила с семьёй сына, которую очень любила. Впрочем, с невесткой поладить было совсем не трудно: добрая, отзывчивая, она к любому человеку умеет найти подход. А с каким теплом отзывается о муже:

— Это такой человек! Никогда ничем меня не обидел: ни словом, ни делом.

В 1996 году супруги Шеломенцевы переехали в посёлок ГРЭС города Читы, где к тому времени уже жила и работала их старшая дочь Валя. Начался новый виток жизни, но такой же яркий, интересный. Им ничего не стоило сорваться вечером вместе с семьей дочери за сотни километров от дома, заночевать в палатке на берегу реки, чтобы с утра начать собирать ягоды, наслаждаясь лесными ароматами и пробуя их на вкус.

О страсти к сбору даров леса говорит и тот факт, что однажды после укуса клеща с последующим удалением его в травмпункте и необходимых процедурах Вера Михайловна настояла на возвращении в лес. А было ей в ту пору 88 лет! Вот и сейчас, в столетнем возрасте, эта женщина не мыслит себя без дела. Всё лето она живет вместе с дочерью на даче, готовит обеды, ухаживает за астрами и георгинами:

— Не могу я без земли! Обязательно надо в грядках покопаться, цветы полить.

Ещё она любит читать: газеты, книги, журналы. И, конечно, старается много двигаться.

Я никогда не лежу, обязательно нахожу какое-нибудь дело, топчусь, — признаётся Вера Михайловна. — Вот только на четвёртый этаж трудно стало подниматься.

Лёгкая, порывистая, она быстро пересаживается по моей просьбе со стула да диван, чтобы сфотографироваться. Я же не перестаю удивляться энергичности этой женщины и интересуюсь секретом её бодрости и оптимизма.

— У меня замечательная семья. И дочери, и внуки, и правнуки, и праправнучка! Столько людей пришло на мой юбилей, который отмечали в кафе. Из разных городов приехали, даже из Питера! — с гордостью говорит Вера Михайловна и добавляет. — Я всегда хорошо жила! – А потом¸ немного помолчав и как бы прислушиваясь к себе, с удивлением произносит:

— Сто лет! Это надо же! Не развалюха!

И оставайтесь такой, дорогая Вера Михайловна! От души поздравляем Вас со столетним юбилеем! Желаем крепкого здоровья, счастья! И пусть жизнь всегда будет в радость!

Все материалы рубрики «Люди родного города»

 

Оксана Сидоренко
Фото автора
«Читинское обозрение»
№38 (1730) // 21.09.2022 г.

 

 

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net