Главная / Авторы / Людмила Арзамасцева / «Я прожила свой век не зря»
«Я прожила свой век не зря»
25 августа читинке Вере Фёдоровне Елисеевой исполнится 100 лет


В далёком 1915 году в городе Верхнеудинске Бурятской АССР, переименованном в 1934 году в Улан-Удэ, в семье Коноваловых родилась девочка, которую назвали Верой.  И целый век она живёт с верой — в добро, в людей, в лучшее.

Вот и свела судьба…
Вера окончила семь классов (что было по тем временам совсем неплохо). Отец работал машинистом, водил поезда, много работал – по две-три поездки подряд, без отдыха. Мать была безграмотной, подрабатывала поварихой то в местной столовой, то устраивалась летом на сезонный курорт Горячинск. Семейство кормилось от собственного хозяйства: корова, свинья, куры. Вера помогала по хозяйству, нянчила трёх младших сестёр. Когда родителей не было дома – оставалась за старшую.

В 20 лет пошла работать нарядчиком на вагонный участок. В её обязанности входило комплектование паровозных бригад. Выдавала списки фамилий «вызывальщикам», те разносили «вызова» по адресам. Через год на дне рождения у подружки встретилась с симпатичным черноволосым парнем, который был на год старше её. Молоденький лейтенант приехал из Днепропетровска по окончании военного училища. Между молодыми, как говорится, пробежала искра. Поженились. Одна за другой родились две дочери.

Самые тяжёлые годы
Ими из ста прожитых лет Вера Фёдоровна считает годы войны. Муж Павел Александрович, будучи уже капитаном, в первые же дни отправился в военкомат проситься на фронт. Но там как отрезали: ты нужен здесь. И отправили служить на восток, в пограничную зону.

Вера Фёдоровна годы войны проработала секретарём в Улан-Удэнском электромеханическом институте. В октябре 1945-го его переименовали в Бурят-Монгольский зооветинститут, а должность секретаря перевели в разряд заведующей канцелярией. 

Самой ответственной в её деятельности была работа с хлебными карточками: составить точные списки студентов, включить вновь прибывающих абитуриентов, никого не забыть. Затем получить эти карточки в городской администрации и правильно распределить. Надо было видеть счастливые лица студентов, когда они держали в руках эти драгоценные бумажки с печатями. 

Ни каникул, ни отпусков. Как только заканчивалась сессия, все преподаватели и другие сотрудники вместе со студентами выезжали на сельхозработы. Высадка рассады, прополка, полив – работали от рассвета до заката. Денег не платили, зато пайка выдаваемого хлеба была побольше обычной. А уж когда созревал урожай, разрешали есть огурцы, помидоры, капусту досыта. Да ещё ходили в лес за ягодой, за грибами, собирали боярку, черёмуху, облепиху, которой особенно много было по берегам рек. 

Зимними вечерами тоже не сидели без дела. Тем, кто умел из шерсти выделывать пряжу на домашних прялках, выдавали баранью шерсть после стрижки овец, из которой наматывали на веретена скрученные шерстяные нити. Потом эти нити сматывали в клубки, из клубков на самодельных деревянных спицах вязали тёплые носки и варежки. Всё это упаковывали в посылки и отправляли на фронт. Сейчас такие прялки разве что в музее увидишь, а мастерицы-пряхи и вовсе перевелись.

Слушали радио, затаив дыхание, ловили каждое слово. Вера Фёдоровна вспоминает, как в первые месяцы вести с фронта были тревожными: враг наступал, занимал города, сёла. Но ни у кого даже в самых потаённых мыслях не было сомнений в том, что победа будет за Красной армией. Отступление наших войск в начале войны расценивали как необходимый манёвр для накопления сил, сплочения, ожидания подмоги. Все были уверены, что победим.

Даурия, Мациевская, Нерчинск…
После войны у Веры Фёдоровны, как жены любого военнослужащего, началась кочевая жизнь. Из Улан-Удэ мужа перебросили в Даурию. 
– Когда читаю «Даурию» Константина Седых, словно возвращаюсь в свою молодость: настолько точно описаны природа, характеры людей, особенный говор, обычаи, – говорит теперь Вера Фёдоровна.

В военных гарнизонах жизнь немного другая, чем среди гражданских. Все друг друга знают, все на виду. Сослуживцы становятся ближе родственников. 

После Даурии – небольшая железнодорожная станция Мациевская. Но и здесь надолго не задержались. После довелось жить и служить и в Нерчинске. Городок по тем временам небольшой, но уютный, компактный. Здесь закончилась армейская служба главы семейства. В 1948 году Павел Александрович демобилизовался. Партия направила его в распоряжение органов внутренних дел – в областной центр.

По прибытии в Читу семья поселилась в дощатом бараке. Через некоторое время переехали в двухкомнатную квартиру в брусчатом доме с верандой, с палисадником. Удобства во дворе, отопление печное, вода привозная. В то время многие сотрудники правоохранительных органов жили в деревянных одноэтажках. В середине 50-х в центре Читы по улице Островского построили ведомственный многоквартирный дом. В нём и справили новоселье Елисеевы. 

На «передовой»
Вера Фёдоровна работала заведующей делопроизводством на одном закрытом предприятии. Но в 1956 году по приглашению устроилась на долгие 30 лет в объединение «Читакурорт» инструктором отдела по реализации путёвок. Позже переведена на должность экономиста этого же отдела. 

Курортное управление тогда находилось по улице Ангарской, 15. Небольшое помещение, всегда полное народу. И основная масса посетителей, конечно же, приходила за путёвками. Представители отраслевых обкомов профсоюзов, руководители предприятий, приезжие из других городов, наслышанные о чудодейственных водах забайкальских курортов… 

Тогда действовало пять здравниц: «Дарасун», «Кука», «Шиванда», «Ямаровка», «Ургучан». Это было время расцвета санаторно-курортного движения. Только в Дарасуне одновременно отдыхали и лечились 1200 человек. Любой работник любой организации без проблем мог взять на своём предприятии путёвку, причём бесплатно, или за небольшие деньги (30%). Полная стоимость путёвки была по нынешним меркам просто смешной: от 120 до 160 рублей. А чтобы оздоровить как можно большее количество людей, предлагались ещё и курсовки. По ним процедуры проводились в лечебных корпусах, а проживание – в частном секторе. 

Забайкальские курорты пользовались огромной популярностью не только в Сибири, но и во всех республиках Советского Союза. Соседние города Иркутск, Улан-Удэ, Владивосток запрашивали путёвки на наши курорты, а в качестве обмена предлагали свои санатории. 

С особым чувством вспоминает Вера Фёдоровна годы работы в этой сфере: 
– Работа была интересная. Сколько раз нам говорили «спасибо», сколько благодарственных писем приходило! Мы чувствовали, что нужны людям. Действительно, мы были как на передовой по оздоровлению населения. Я горжусь, что оказалась в нужное время в нужном месте.

В 1971 году её, как и других, направили в школу основ марксизма-ленинизма. Учились вечерами, получила диплом, в коллективе читала лекции по линии общества «Знание», проводила политинформации.

Ушла на пенсию в 70 лет. Но не смогла сидеть дома. Подрабатывала санитаркой, сестрой-хозяйкой в одной из поликлиник города. И только в 82 года решила отдыхать, имея за плечами 62-летний трудовой стаж. Её деятельность отмечена медалями «Ветеран труда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», нагрудным знаком «Отличник курортов профсоюзов», несколькими знаками «Победитель соцсоревнования». Ежегодно к 9 мая приходят поздравительные письма с Днём Победы за подписью президента. На книжной полке – стопка красных коробочек, в которых хранятся медали к юбилейным датам Победы в Великой Отечественной войне.
Жаль, что супругу судьба дала немного лет прожить, его не стало в 1978 году, 64 лет от роду.

«Мечтаю побывать в Сиднее»
«В чём секрет долгожителей?» – размышляла я, слушая Веру Фёдоровну. Наверное, в доброжелательности к окружающим, чистоте души и помыслов, умении горькие обиды глушить в самом зародыше, не поддаваться ярости, злобе, даже в отрицательном явлении находить проблески чего-то светлого, радоваться каждому дню. Я уловила главное в беседе с ней: ни о чём не сожалеет, кроме того, что слишком быстро летят годы. Но греет душу, что прожила век не зря. И самая большая радость – за детей, за внуков, правнуков. Говоря о них, вся светится.

Старшая дочь Нелли окончила педучилище во Владивостоке. Там же вышла замуж за моряка. Родила сына Сергея. Но случилось несчастье: судно, на котором плавал её муж, затонуло вместе с экипажем. С годовалым ребёнком Нелли перебралась в Читу, поближе к родителям. Вся её трудовая биография посвящена детям: заведовала детским садиком, в свободное время по линии Читинского бюро путешествий и экскурсий сопровождала группы взрослых туристов и школьников в разные города Советского Союза. Живёт рядом с мамой в Чите.

Младшая дочь Людмила стала юристом. Как когда-то и мама, вышла замуж за лейтенанта, служившего в Забайкальском военном округе. Муж дослужился до полковника, сейчас на пенсии. Живут в Минске. Вера Фёдоровна несколько раз ездила в Белоруссию гостить к дочери и внучке. А вот добраться до Сиднея, где обосновалась другая внучка с правнуком, уже не позволяет здоровье. 
– А жаль. Ведь когда у нас зима, в Австралии лето. Можно бы было пережить холода там, а весной вернуться домой. Я очень мечтаю побывать в Сиднее, – шутит Вера Фёдоровна. 

Всем бы так мечтать в 100 лет!
Здоровья Вам и бодрого настроения, дорогая Вера Фёдоровна!  

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 

Людмила Арзамасцева
Фото Михаила Лазарева 
и из архива В.Ф. Елисеевой

«Читинское обозрение»
№33 (1361) // 19.08.2015 г

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net