В ритме "Хип-твиста"

Сильви Гиллем, французская прима-балерина, говорит, что без души танцора любая, даже самая совершенная, техника – сирота. О гармонии тела и души мы поговорили с президентом Федерации танцевального спорта Забайкальского края Сергеем ГАНЕЕВЫМ. Повод замечательный – 14-16 ноября в Чите пройдёт турнир по спортивным танцам на кубок главы города.

    - Сергей Борисович, Вы на паркете почти 30 лет. Как завязался роман с танцем?

   – История романтическая с одной стороны и банальная с другой. Это был седьмой класс, начиналась подростковая дружба, и моей половинке нравилось танцевать. Что не очень нравилось мне. Помню, на урок ритмики меня затаскивали с директором школы, затем вызывали бабушку... Но на что не пойдёшь ради своей девушки! Мы протанцевали год вместе, затем расстались, она бросила танцы, а меня затянуло. 

  - В процессе познания искусства и техники танца как Вы пришли к мысли, что хотите рассказать об этом другим людям – учить их?

 – Изначально было желание только танцевать, заниматься саморазвитием, участвовать в соревнованиях, перфомансах... В то же время было интересно работать со студентами. И вот мой педагог Николай Тихонович сделал набор в студии «Даурия», где было много ребят всего года на два младше меня. К тому моменту у меня уже был опыт, чтобы попробовать себяв роли тренера. Понравилось. Потом нашу жизнь переломили 90-е. Врачом я по полгода не мог получить зарплату, а мы ждали ребёнка, семью надо было кормить. Так ушёл в тренеры.

   - Не жалеете о расставании с медициной?

 – Когда не вижу своих коллег – врачей диагностчекого центра, всё будто бы спокойно, но когда случается зайти в свой бывший кабинет, просыпается ностальгия, сразу мысль в голове: а может, стоило продолжить работу врачом... Мне тоже там нравилось. Кажется, были и перспективы. Но получилось так, как получилось, и я ни о чём не жалею.

   - В 1990 году Вы с отличием окончили Читинский государственный мединститут, затем 10 лет работали врачом-иммунологом в областном диагностическом центре... Врачебное дело как-то помогает теперь?

  – Оно помогает в целом по жизни. Когда ты знаешь, как устроен человек, как функционирует организм, легче понять механику движений, как работает тот же опорно-двигательный, мышечный аппарат. Тогда можно интереснее преподнести тот или иной материал, рассказать особенности анатомии и физиологии человеческого тела.

    - Это помогает говорить на языке тела?

   – Гармоничный человек дружит с телом. В процессе формирования, роста дети ещё не зрелые, и я вижу своей задачей научить их ладить со своим телом. Кому-то это дано от природы – гармония в личности душевных и физических составляющих сразу видна. Так бывает не всегда. Сейчас это встречается всё реже. Но мы стараемся помочь справиться с детской неуклюжестью, разобраться в своём внутреннем мире. То, как человек себя чувствует, проявляется невербально. В жестах, мимике, телодвижениях. Не зря изначально самый примитивный танец – ритуальное действие первобытных людей, которые с помощью танца выражали свои эмоции: радость, горе, отношение к событиям, например, сбору урожая, обращались к богам. Язык жестов. Язык отношений.

  - Я видела, как Вы строго смотрите на начинающих танцоров. Сложно Вам отделить изучение техники и при этом не убирать из танца чувственную составляющую?

   – Для начинающих ребят у нас есть специальная игровая программа. Мы учим малышей движениям с помощью образов. Дети чисты изначально, не заморочены на проблемах материального мира взрослых. Они видят мир по-своему. Когда начинаешь им рассказывать что-то через игру, они легче это воспринимают. Затем, лет в семь-восемь, мы начинаем уделять больше внимания технике. Потому что ребёнок развивается – происходят изменения в мышечном и скелетном росте, он не может нормально управлять своим телом. А когда человек входит в пубертатный период (14-15 лет), мы вновь обращаемся к чувственной сфере. Тогда через танец ребята начинают высказать своё отношение к партнёру, к жизни, к каким-то явлениям, говорить о своих внутренних переживаниях.

    - Как это – учиться с помощью образов?

   – Я наблюдал занятия нашего тренера Ирины Вылегжаниной и слышал: «Поднялись, поднялись на цыпочки, вы листики на деревьях, тянитесь ручками к небу, пальчики работают,будто бы листики под ветерочком, листья падают. Осень. Они опускаются вниз...». Получается, с одной стороны ребята учатся тянуться, опускаться, с другой – не думают, что работают мышцами, а просто представляют себя этими листикам, падающими на землю. Или делают кувырки, изображая, как колобочек катится. Так им легче сделать движения, не зацикливаясь на их сложности.

   - Вы, наверное, не раз видели, как танец сближает людей, их отношения перерастают в нечто большее... Это не мешает работе?

   – Да, случается, партнёрство перерастает во взаимную симпатию, что зачастую минус для профессионального развития, потому что для них встречи на паркете становятся не работой над достижением результатов, а романтикой. Особенно в подростковом возрасте, когда они ещё не научились и не привыкли работать. И я понимаю: когда приходит первая влюблённость, сносит крышу и никуда не де ко о своих чувствах и ни о чём больше.

   - Как Вы это переживаете?

  – Я отношусь к этому как к неизбежности, но всё равно стараюсь вести себя строго, ведь ребята пришли не миловаться, не щебетать, а работать. Приходится требовать. И никому никаких поблажек. Вся сложность в том, что партнёры становятся менее требовательными друг к другу... По-разному бывает. Справляемся.

   - Многие Ваши выпускники продолжают танцевальную карьеру в Москве, Новосибирске, Ярославле, часть из них стали педагогами или основателями танцевально-спортивных клубов в Чите. Они для Вас теперь... конкуренты?

  – Первый разрыв был самым болезненным. Сильно переживал: «кинули», «предали»... Но мы же растём, развиваемся даже через конфликты, расставания, проходим через боль. Позже я стал уже по-другому на это смотреть, начал гордиться, ведь в нашем клубе «Хип-твист» выросли ученики, которые продолжили танцевать и сделали это делом своей жизни. Я стал смотреть на всё масштабнее, абстрагировавшись от эгоистических привязанностей, чувств, обид. И стало проще – радуюсь, что развитие танца продолжается. Горжусь, что все новые клубы – это клубы «Хип-твиста»!

   - Вы уже второй год возглавляете Федерацию танцевального спорта края. Как удаётся совместить работу тренера и общественную деятельность?

  – На мой взгляд, пока это получается не совсем хорошо. Я достаточно молодой президент,которому нужно учиться быть руководителем, объединять людей вокруг себя и комбинировать это с занятостью в клубе. Пока у меня внутренний разрыв, потому что сдавать позиции руководителя клуба не хочется, это же моё детище – нельзя попускаться. Значит, надо работать над своими профессиональными качествами.

   - В этом году Федерация празднует 15-летие, которое вообще-то было в прошлом году...

  – Да, мы планировали юбилей Федерации отметить в 2013 году, но в силу разных причин не удалось всё успеть и сделать так, как хотелось. Поэтому отсрочили мероприятие и проводим его сейчас. Лучше поздно, чем никогда. 15 лет Федерации – это символ, рубеж, за которым скрывается целая эпоха развития танцевального спорта в Забайкалье. Планируем написать историю развития танцевального спорта края, историю Федерации и клубов, которые сейчас есть. Не хотим, чтобы всё кануло в Лету. История, традиции должны сохраниться, перейти следующим поколениям.

   - А предстоящее событие как будет выглядеть? Что нас ждёт 14 ноября?

  – Это турнир на кубок главы города. В его рамках мы и отме чаем 15-летний юбилей Федерации, негласно организуем встречу друзей – танцоров разных поколений, которые когда-то занимались танцевальным спортом или бальными танцами. За час до открытия пригласим ветеранов танца и молодое поколение, чтобы вспомнить историю. Будет презентация коллективов, которые сейчас есть. Получено согласие на выступление от клуба аргентинского танго. Это не танцевальный спорт, другой жанр – социальный танец (social dance), очень популярная форма танца сейчас на Западе. Мы решили показать его зрителю.

   - Услышала «social dance» и поняла, что на занятиях Вы ведёте счёт на английском...

  – Английский счёт более краток: «two, three, for...», на русcком же «три, четыре» звучит долго. Это меньше соответствует характеру музыки, словесному сопровождению, ритму. Да и бальный танец – изначально западная культура, американская. Все названия элементов – на английском языке. Можно пользоваться переводом, но мы предпочитаем называть всё своими именами (чейз так чейз, не «преследование, погоня» в переводе).

   - Любовь к английскому объясняется и тем, что Вы жили за рубежом?

  – Не жил – учился. Пер- вая танцевальная стажировкау меня была в 2000 году – выиграл грант американской программы «Бизнес для России». Пять недель стажировался в Си- этле (США). Затем получил степень магистра в сфере образования университета в городе Бата (Великобритания).

   - Наверное, Вам с таким опытом и кругозором тесновато в Чите, приходится сталкиваться с непониманием?

  – Я для себя решаю так: с одной стороны – капля камень точит, с другой – нужно принимать ситуацию такой, какая она есть, и искать новые пути. Очень часто мы представляем себе одно, а жизнь преподносит другое – корректирует наши действия. Значит, так должно быть. Я всё равно стремлюсь реализовать свои идеи. Это заставляет искать, не останавливаться.

   - Я видела краем глаза Ваш ежедневник. С начала учебного года он уже на четверть исписан, ни одного свободного поля! Чем подпитываетесь?

  – Всё в жизни происходит под девизом: если тебе что-то даносвыше, то этим нужно пользоваться, а не зарывать. Если хорошо получается учить танцевать – надо учить танцевать. Удаётся развивать танец будучи президентом Федерации. Если получается убеждать людей, организовывать, то нужно браться. А с другой стороны, когда с ребёнком получается делать новые движения, видишь его глаза, его отдачу, и энергия бумерангом возвращается. Если сделал хороший турнир, силы потом приходят вновь – получается мощный круговорот. Плюс у меня хобби – с друзьями ходим в сауну, и я люблю путешествовать. Всё это подпитывает!

   - Дворец детско-юношеского творчества, в котором занимаетесь, в печальном состоянии... Что делать: смириться или бороться за улучшения?

  – В наш век, когда каждый пытается заработать, когда экономика направлена на бизнес-проекты, таким учреждениям, как дворец, уделяется меньше внимания... Грустно, когда заходишь внутрь и видишь эту обшарпанность, неприспособленность. Но мы не опускаем руки, пишем письма, обращения, чтобы задействовать депутатов и руководителей нашего города. Капля камень точит. Хочется, что-бы люди во власти понимали, что молодёжь – это наши духовные, моральные затраты, которые потом окупятся. Эти дети вырастут и будут растить своих детей, традиции перенесутся дальше. Ведь не хлебом же единым жив человек, правда?


Беседовала Дана БОЛГОВА
Фото автора

«ЧО» №46 (1321)
12.11.2014 г.
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).