Возвращённое имя

Иван Онуфриев - забайкальский комдив, о котором надо было «забыть»
 

 

 Полный достоинства

  Известный писатель и правозащитник Лев Разгон, которого самого впервые арестовали в 1938 году, позже в изданной уже после смерти автора в 1991 году документальной повести «Непридуманное» с теплотой вспоминал о первом человеке, встретившем его в камере «Бутырки»:
  «В апреле тридцать восьмого года меня из «собачника» внутренней тюрьмы на Лубянке привезли в Бутырки. После обычных процедур приёмки арестованного и обыска меня повели по тюремным проспектам, улицам и переулкам, остановились перед камерой с номером «29» и открыли дверь. После светлого коридора ничего не было видно в сумраке открывшейся двери. Меня слегка толкнули в спину, и я очутился в большой камере, наполненной обросшими, странно одетыми людьми. Из них выделялся высоченный человек с бритой головой, одетый в сносившиеся галифе и выгоревшую гимнастёрку. Он взял меня за руку, отвёл в глубину камеры и посадил на край нар.
  – Я староста камеры, комдив Онуфриев, – сказал он. – Вы с воли или из другой камеры?
  – С воли.
  – Ну, посидите несколько минут молча, придите в себя. Теперь уже всё позади, вам почти ничего больше не угрожает. Главное – теперь можете больше не бояться, что вас арестуют...
  Онуфриев был мужественным и добрым человеком, полным достоинства.
  Он много сделал, чтобы жители нашей камеры не оказались растерянными перед неведомым и наверняка страшным будущим. Он прямо из нашей камеры ушёл на Военную коллегию и расстрел таким же бодрым и уверенным, как Смертный приговор комдиву Ивану Онуфриеву был вынесен 25 апреля 1938 года. В тот же день его расстреляли. Он не дожил пять дней до своего 41-летия.

Мужественный

  Родился Иван Онуфриев 18 апреля (по новому стилю 30 апреля) 1893 года в крепкой крестьянской семье в селе Багаряк Екатеринбургской губернии. Родители постарались дать ему неплохое по тем временам образование. Иван окончил начальную школу, потом поступил на учёбу в сельскохозяйственное училище. Окончив его в 1909 году, работал на винокуренном заводе, на хуторе.
Вскоре после начала войны в октябре 1914 года 21-летнего Онуфриева призвали в армию. Как грамотного его направили сначала в учебную команду, где он получил звание унтер-офицера, а затем в Чистопольскую школу прапорщиков. Направили молодого прапорщика в 51-й Сибирский стрелковый полк Юго-Западного фронта.
  Воевать довелось с австрияками. Командовал ротой и батальоном, был начальником команды пеших разведчиков полка. За храбрость и мужество награждён орденом Анны 4-й степени и офицерским Георгиевским крестом. Заслужил авторитет и уважение солдат. Именно поэтому после Февральской революции 1917 года поручика Онуфриева избирали председателем ротного, членом полкового и дивизионного комитетов. В апреле 1917 года он вступил в партию большевиков.
  После демобилизации старой армии вернулся на Урал, занимался установлением советской власти на местах. За это после переворота эсеровскими властями был арестован и приговорён к расстрелу. Но тогда бывший фронтовой разведчик сумел из-под стражи сбежать.
  С мая 1918 года Иван Онуфриев навсегда связал свою судьбу с Рабоче-Крестьянской Красной Армией. Участвовал в боях гражданской войны, будучи командиром полка, бригады. Неоднократно отличался в боях, несколько раз был ранен. За героизм и мужество дважды был награждён орденами Красного Знамени.
  После окончания той войны Иван Онуфриев продолжил службу в РККА. Командовал дивизиями. А в 1922 году окончил Высшие академические курсы при Военной академии РККА (впоследствии – Военная академия имени М.В. Фрунзе).
  А в 1924 году именно по инициативе Михаила Фрунзе в победившей стране была проведена первая послевоенная военная реформа. Армию сократили с нескольких миллионов бойцов и командиров до 560 тысяч. Было введено смешанное кадровое и территориальное устройство, укреплено единоначалие, а в 1925 году принят закон об обязательной военной службе. Армия стала ещё и своего рода школой для подготовки кадров в народное хозяйство страны. В её рядах были оставлены лучшие командиры и комиссары времён гражданской войны. Это были люди, отличавшиеся требовательностью и добротой. Для бойцов это были подлинные отцы.

Добрый

  В Забайкалье новый комдив, принявший под свою руку 36-ю Забайкальскую стрелковую дивизию, быстро завоевал авторитет. В феврале 1926 года «Забайкальский рабочий» сообщал читателям: «В четверг, 18 февраля в Гостеатре ставится новинка столичных театров «Последние дни последних Романовых». Пьеса рисует эпоху борьбы за освобождение Урала. В ней выведены вожди    Красной армии и партизанского движения, между прочим и т. Онуфриев, ныне комдив Забайкальской».
  Эта дивизия, полки которой отличились в боях с бароном Романом Унгерном в Монголии летом 1921 года, в июне 1923 года получила наименование «Забайкальской». В Чите расположилось её командование, 108-й Белорецкий стрелковый и 36-й Владимирский артиллерийский полки. Южное направление в Даурии прикрывал 107-й Владимирский стрелковый полк, а самое западное положение занимал 106-й Сахалинский стрелковый полк.
Задача комдива состояла не только в том, чтобы всё время на самом высоком уровне поддерживать боевую готовность бойцов, но и организовать их нознамёнцы», в которой приводились биографии трёх кавалеров боевого ордена, в том числе и Ивана Онуфриева.
«В настоящее время, – заканчивалась информация о комдиве, – тов. Онуфриев второй год командует N Забайкальской стрелковой дивизией».
  А уже в следующем месяце он уехал в Благовещенск, где возглавил, став и командиром и комиссаром в одном лице, 2-ю Приамурскую стрелковую дивизию. Под его командованием дивизия блестяще справилась с поставленными задачами во время боевых действий с китайскими войсками во время «конфликта на КВЖД» в 1929 году. За умелое руководство он был награждён третьим орденом Красного Знамени. К слову, комдив успел при жизни издать книгу воспоминаний о боях с белокитайцами.
Потом были годы службы и учёбы. Служил на Кавказе и на Дальнем Востоке, окончил курсы командиров-единоначальников при Военно-политической академии имени Н.Г. Толмачёва, а в 1936 году – особый факультет Военной академии имени М.В. Фрунзе. Казалось бы, молодой комдив был полностью подготовлен к боевой работе в новых условиях. Но в том же 1936 году «прозвенел первый звонок». После окончания академии его откомандировали в... Осоавиахим СССР на должность ответственного инструктора. А менее чем через год арестовали, как «врага народа».
  Комдив Иван Онуфриев испытания прошёл до конца с гордо поднятой головой. Он так и остался достойным памяти своих бойцов Первой мировой и гражданской войн, боёв 1929 года, бойцов и командиров 36-й Забайкальской и 2-й Приамурской стрелковых дивизий.
  Военный историк Олег Сувениров первым попытался составить список тех военачальников, которые на допросах не только посмели возражать следователям, но и нашли силы бросить вызов системе и сопротивляться ей до последнего часа. Есть в этом коротком списке и имя Ивана Онуфриева.
  3 августа 1957 года он был реабилитирован (посмертно). А память о комдиве 36-й Забайкальской стрелковой дивизии должна занять достойное место в истории ЗабВО-СибВО и Забайкальского края.

Александр БАРИНОВ

Перейти на главную


 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).