«Республика ШКИД» 90+50

Часть I


Школа. Ученики. Ор, шум, грохот, рёв в десятки, сотни юных глоточек... Шалости – уже не шалости, а буза с приключениями-похождениями. Учителя – не учителя, а халдеи. Классы – не классы, а отделения. Школа – вовсе не школа, а... республика! И в этом году она отмечает свой круглый юбилей – двойной – 90 и 50 лет. Демократическо-бузотёрская, неунывающе-жизнеутверждающая «Республика ШКИД» – повесть и фильм.

«Беспризорный» шедевр
90 лет назад, в 1926 году некие Янкель и Лёнька – сламщики... 
«Растолмач» со шкидского языка: «Жить на сламу» – быть в большой дружбе, выручать друг друга в любых жизненных передрягах и т.д. 

...бывшие беспризорники, а затем выпускники исправительно-трудовой школы для «дефективных», которую окончили три года назад, отправили результат общих литературных трудов в московский Отдел народного образования. Большая работа молодых писателей-дебютантов (одного звали в миру Григорий Белых, 20 лет, другого – Леонид Пантелеев, 18 лет) была переслана в родной город ребят Ленинград, в редакцию детско-юношеской литературы Госиздата. 

«Республика ШКИД» – приключенческо-автобиографическая повесть о жизни беспризорников в Школе социально-трудового воспитания имени Достоевского (ШкИД), созданной в 1920 году в Петрограде педагогом Виктором Николаевичем Сорока-Росинским, которого воспитанники в духе того времени сократили до Викниксора. Книга была издана уже в начале 1927 года под редакцией знаменитых «мэтров» отечественной литературы – Евгения Шварца и Самуила Маршака. Повесть стала тут же невероятно популярной не только среди детей, но и взрослых, а впоследствии была переведена на десятки языков и по праву вошла в «золотой фонд» мировой детской литературы. Читательский интерес «усугублял» и тот факт, что авторы «Республики ШКИД» Белых и Пантелеев были одними из персонажей этой повести! Оба сламщика-писателя сами жили, бузили...

«Растолмач» со шкидского: буза – неповиновение, озорство, шалости, балдёж и т.п., вплоть до хулиганских выходок и даже криминала.

...исправлялись, творили самодельное искусство (делали газеты, изучали немецкий язык, ставили спектакли и даже «снимали» кино) и учились в «республике». В повести авторы были выведены под именами Григорий Черных (прозвище – Янкель) и Леонид Пантелеев (Лёнька). Сама книга выдержала более десятка переизданий и не теряет популярности даже в мало читающем XXI веке. 

Киносламщики
Было бы удивительно, если бы мимо такого шедевра прошли кинематографисты. А впрочем, в течение почти сорока лет и «проходили». Главной причиной был тот факт, что Григорий Белых был репрессирован в 1935-м излишне ретивыми представителями идеологических спецслужб по обвинению в контрреволюционной деятельности (вероятно, за стихотворение, где фигурировал И.В. Сталин) и осуждён на три года (ушёл из жизни из-за болезни в 1938-м). Этого было достаточно, чтобы популярнейшую книгу не переиздавали и, уж конечно, не пытались экранизировать вплоть до «оттепели» 1960-х. 

И вот в 1965 году, вскоре после нового переиздания «Республики», Леонид Пантелеев (настоящее имя – Алексей Иванович Еремеев), ставший к этому времени заслуженным классиком детской литературы, загорелся идеей создать фильм по главной книге жизни. 

Интересно, что и он, и Белых, ещё будучи шкидцами, вдохновлялись комедиями с участием Чарли Чаплина, Бастера Китона, Гарольда Ллойда, боевиками с Дугласом Фэрбенксом и Брончо Билли Андерсоном, советским «вестерном» Перестиани «Красные дьяволята» и мечтали о кинокарьере. В книге этому увлечению бывших беспризорников Янкеля и Лёньки даже посвящено три главы-новеллы: «Раскол в цека», «Шкидкино», где сламщики даже создали «кинотрест» с тем же названием, и «Бумажная панама».

Показуха, Мамочка, скандал
Пантелеев в то время уже был уверен в своих силах как кинодраматург – в 1965 году по его сценарию была снята удачная картина на тему гражданской войны «Пакет» (реж. В. Назаров) – экранизация одноимённой повести писателя. Пантелеев решил взяться за киноадаптацию «Республики». В октябре 1965-го, когда всё было готово, писатель передал сценарий на студию «Ленфильм». И тогда произошло нечто странное – ни один из одиннадцати (!) режиссёров, к которым обращался Пантелеев, не решился снимать по его сценарию фильм. Постановщикам, отлично знающим чуть ли не наизусть замечательный литературный первоисточник, очень не понравилось существенное отличие сценария от свободолюбивой «республиканской» книги. В киноверсии повести главным героем были выбраны не хулиганистые Воробей, Японец, Дзе, вороватые Янкель и Гога, не добродушный «громила» Купец и не энергичный «пахан» Цыган и даже не «благородный» Лёнька Пантелей, а... Мамочка. Именно одноглазого Мамочку (в книге далеко не центральный персонаж) и явно в угоду руководству Пантелеев вывел в главные герои: сначала это попавший в Шкиду беспризорник – воришка, лямзивший всё, что плохо лежит, потом он исправляется и в финале даже спасает пионера от озверевших лавочников-нэпманов.

В общем, из остросюжетной книги получился этакий слащавый воспитательно-показательный, идеологически выдержанный сценарий о превращении маленького жулика в настоящего советского человека. Писатель явно перестарался. Даже худсовет «Ленфильма» не одобрил написанное, хотя активно поддержал идею экранизации книги. 

Удивительно, но факт: Леонид Пантелеев особо и... не любил книгу о Шкиде! Хотя он и был одним из её авторов, но конкретно его перу принадлежала только автобиографическая глава (хотя и самая, пожалуй, большая в книге) «Лёнька Пантелеев». Первая же половина повести была в основном написана Гришей Белых-Янкелем и лишь вторая – совместно. Это была не зависть, а скорей просто понимание своего меньшего вклада в это произведение.

«Негры»-спасатели и «шкидный» режиссёр
Чтобы спасти перспективную картину, в помощь Пантелееву были назначены двое «литературных доработчиков» («литературных негров») – Евгений Митько и Геннадий Полока. Всего через пару недель новый вариант сценария «Республики ШКИД» был готов. Он был весел, драматичен, остроумен и динамичен, но самое главное – полностью сохранял дух книги. Впрочем, «пионерскую тему» пришлось оставить, но и она «вписалась» в сюжет вполне органично. Интересно, что фамилии «негров» в титрах будущей картины были не указаны.

Кому же ставить «ШКИДу»? Желающих было немало, но ещё в процессе написания новой версии сценария сам Пантелеев однажды хлопнул себя по лбу и радостно воскликнул: «Вспомнил! Гена, да у тебя же режиссёрское образование! Давай, берись и снимай сам!». Действительно, за плечами «лит. доработчика» Геннадия Полоки было уже четыре картины, среди которых детская приключенческая лента «Капроновые сети», снятая на «Мосфильме» в 1962 году. Так что маломальский опыт работы имелся, и Полока согласился. Как вскоре выяснилось, на свою голову.

«Капризы» «засланца»
Ещё до начала съёмок у «засланного казачка» с «Мосфильма» появились проблемы на новом месте работы. На студии «Ленфильм», где он был чужаком, молодой (35 лет) Полока снискал славу капризного режиссёра. Тому виной его «закидон» – на роль главного в картине «халдея»...

«Растолмач» со шкидского: Халдей – воспитатель, преподаватель. 
...директора ШКИДы Викниксора он категорически отказался брать именитого актёра Андрея Попова («Отелло» – Яго, 1955), утверждённого худсоветом. Вместо него пригласил не слишком известного зрителю Сергея Юрского и умудрился, хотя и со скандалом, настоять на своём. 

Нечто схожее произошло и с утверждением на роль учительницы немецкого языка и по «совместительству» жены Викниксора – Эланлюм (по-шкидски сокращённо от Эллы Андреевны Люмберг). Пробовалась на эту «суровую» роль блистательная латвийская киноактриса Вия Артмане. Режиссёр, однако, утвердил свою супругу – актрису Юлию Бурыгину («Интервенция», 1968), не менее красивую, статную, талантливую. И ведь не прогадал! Её «халдейка» Эланлюм, вначале мягкая и ранимая, вскоре закалилась в суровой борьбе с жителями республики – шкидцами – за уважение, понимание и любовь... 

Ленфильмовцы в конце концов махнули рукой на «закидоны» столичного «нахала» и пошли на его поводу. Режиссёр был рад стараться и утвердил тех актёров, которых посчитал наиболее подходящими: Павла Луспекаева (преподаватель гимнастики Косталмед), Александра Мельникова («Депутат Балтики», «Улица полна неожиданностей») – историк Алникпоп, Анатолий Столбов («Даурия», «Табачный капитан», «Рождённая революцией») – преподаватель словесности Палван, что пел: «Не женитесь на курсистках – они толсты, как сосиски») и т.д.

А когда начался отбор юных актёров на «шкидские» роли – главные и второстепенные, режиссёр выкинул такое, что было не слыхано и не видано во всём отечественном кинематографе: обратился к... преступникам! Но об этом в следующей нашей встрече, как и о... разудалых шкидо-съёмках, в которых: «Ленфильм» атакован. Приключение борща и пятой «точки» режиссёра. О звёздах, не указанных в титрах. Об актёре-«фашистике». Как Корчагин Павка ростовщиком заделался. Луспекаев и табуретка «Не шали!». Тайна не вошедших в фильм сцен. Монтажницы-предательницы. Триумф Полока и «Республика ШКИД - 2».


Часть II
Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед
Иллюстрации автора

«Читинское обозрение»
№37 (1417) // 14.09.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).