Главная / Авторы / Максим Стефанович / Мог, но не сделал…
Мог, но не сделал…
Много лет назад в Иркутске я ехал на машине с тамошним очень известным священником отцом Каллиником. Отличный дядька и большой умница, которого я, как и многие его духовные чада, с благодарностью вспоминаю всю жизнь.


 

И вот мы едем с ним по иркутской дороге, и вдруг я вижу на обочине здоровенный баннер, на котором красуется целая куча дорогих винных бутылок. И внизу баннера большими буквами написано «Вина всего мира». — А я возьми да скажи: «Батюшка, глядите, какой баннер интересный!» — Батюшка посмотрел и говорит: «Да… Очень интересный, главное говорящий — винА всего мира». — «Да где-ж винА-то, батюшка? Не винА, а вИна». — А батюшка глянул ещё раз на баннер и удивлённо так сказал: «Надо же, и правда, вИна, а читается как винА. А ведь, действительно, алкоголь — это ж винА всего мира».

В тот день мы обо многом говорили с батюшкой, но запомнился мне почему-то именно этот любопытный и где-то даже немного забавный эпизод, который я вспоминал не одну сотню раз. Подсознательно я всю жизнь виню себя за поступки, которые я когда-то совершал и которые, увы, не смогу исправить уже никогда. Ну, подумаешь, что-то когда-то сломал, написал нехорошее слово на парте, стукнул учебником соседку по парте по голове, сделал какой-то необдуманный поступок. С кем не бывает, правда ведь? Тем более в детстве. Это жизнь, а в жизни мы все ошибаемся. Казалось бы, хорошая и практичная теория, помогающая избавиться от душевных терзаний и чувства вины за что-то. Но в жизни эта теория работает, прямо скажем, не очень. Есть в этих поздних терзаниях что-то мистическое, словно оставленное нам Всевышним для осмысления содеянного и работы над ошибками.

Много лет назад в нашем шестом классе произошло, по большому счёту, самое настоящее преступление. В начале года один из предметов у нас стала вести молодая училка-точилка, как мы её называли, только-только окончившая пединститут. Вела она у нас, кажется, русский язык. Не знаю, почему и отчего, но у этой учительницы как-то сразу не заладились отношения со всем нашим классом. Может быть, это было следствием её молодости и отсутствия педагогического опыта, а может, всё дело было в том, что на тот момент она была беременна, а в этом состоянии многие женщины воспринимают происходящее чуть более эмоционально и болезненно.

Короче говоря, день ото дня отношения между училкой-точилкой и нашим классом всё больше накалялись, пока в один прекрасный день несколько моих одноклассников не сделали ей какую-то конкретную пакость. То ли на доске что-то написали, то ли что-то наговорили. В общем, получилось что-то очень некрасивое и подлое, закончившееся ужасным скандалом, а затем и драмой. После нервотрёпки в кабинете директора, учительницу с внезапно появившимися резкими болями в животе экстренно госпитализировали, увезя в больницу на скорой помощи прямо из школы. Через несколько дней мы узнали от родителей о том, что у нелюбимой нами учительницы произошёл… выкидыш. Ребёнок умер, а сама учительница сразу после выписки уволилась.

Да, я не участвовал в той травле и на моей совести, вроде бы, нет вины за происшедшее, но что-то не даёт покоя всю жизнь. Спиной, неким шестым чувством я понимаю, что всё-таки, пусть и маленькая, вина есть и на мне. Потому что я мог сделать хотя бы попытку остановить одноклассников. Мог, но не сделал.

Все материалы рубрики «Разговор по душам»

Максим Стефанович
Фото с сайта w-dog.ru
«Читинское обозрение»
№30 (1722) // 27.07.2022 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net