Главная / Авторы / Максим Стефанович / Верность на хлеб не намазать?
Верность на хлеб не намазать?
Без верности своей земле и своему слову, родителям, принципам и второй половине по-настоящему жить и любить не получится


Много лет назад в селе Уров-Ключи Нерзаводского района мне рассказали удивительную и одновременно грустную историю о двух цаплях.

В своё время их было много в этих глухих живописных местах. Однажды на небольшом островке посреди реки Уров, прямо напротив села поселилась пара цапель. На несколько лет остров стал для них гостеприимным домом, пока мальчишки не разорили гнездо. С тех пор цапли здесь не гнездились, но много лет одна из птиц каждый вечер стала появляться на этом острове. Постоит полчаса и улетит, а на следующий вечер появляется снова. И так до первых заморозков. Такая вот удивительная птичья верность.

Верность… Редкое, надо сказать, качество. Особенно в наши дни, когда само это слово стало почти рудиментным, когда продаётся и покупается почти всё — родина, вера, любовь, дружба, когда ради денег люди готовы бросить собственных детей, уходя от «неперспективных» супругов к более «перспективным», когда отдельные граждане готовы продать государственные секреты, когда ради денег люди готовы предать самого близкого человека, бубня себе под нос удобную мантру на все времена: «Верность на хлеб не намажешь и ею детей не накормишь». И ведь не поспоришь…

С годами всё чаще вспоминаю свою бабушку — Татьяну Алексеевну. Удивительный был человек. До самой смерти мама Таня оставалась верной себе, мужу, мне с матерью и своим железным жизненным принципам, не изменив им ни на йоту. Всю жизнь отработав в торговле, мама Таня не нажила ни дач с машинами, ни денег, оставшись верной своей любимой поговорке: «Лучше своё отдать, чем чужое взять». Вот такой был завмаг. Всем помогала, даже врагам, которых неизменно жалела и прощала вопреки наветам подружек, нередко советовавших отомстить за обиду. Но мама Таня так не умела. Откуда в ней это было, непонятно. Может, не самое лёгкое детство сказалось, может, особенное советское воспитание, а может, война и ГУЛАГ. Особенно поражала в ней верность моему деду, от которого, наверное, не было особого греха уйти, но вот, поди ж ты, прожила с ним всю жизнь, временами говоря моей матери, частенько советовавшей ей бросить деда: «Доча, да я бы давно ушла, только ведь он без нас пропадёт».

Вечная загадка непостижимой русской души…

Когда я слышу о том, что Россия уже не та, что надо поскорее сваливать из неё, куда глаза глядят, я снова вспоминаю маму Таню и её верность деду, и как она иногда думаю: «Наверное, я бы тоже уехал из России — жить здесь год от года становится всё труднее, но ведь если все поедут, она без нас пропадёт». Да и мы без неё, и это совсем не пафос. Шесть лет назад я вернулся в родное Забайкалье из Подмосковья и с тех пор ни разу не пожалел об этом. Да, у нас бедненько, но это моя малая родина. Помните песню Трофима «Родина»? «Это всё моё родное, это где-то в глубине. Это самое святое, что осталось во мне. Это нас хранит и лечит, как Господня Благодать. Это то, что не купить и не отнять».

***

Да, может быть, верность на хлеб и не намазать, но мне думается, что без верности своей земле и своему слову, родителям, принципам и второй половине по-настоящему жить и любить не получится. А по-другому и смысла нет. 

Все материалы рубрики "Разговор по душам"
 

Максим Стефанович
Фото: mr-info.ru
«Читинское обозрение»
№3 (1695) // 19.01.2022 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net