«Освобождение»

Часть I


Ровно 50 лет назад появилась на свет величайшая военная киноэпопея за всю историю кинематографа о Великой Отечественной войне «Освобождение» и её первый фильм «Огненная дуга». В эти весенние победоносные дни начинаем рассказ об этом легендарном кинополотне, созданном режиссёром Юрием Озеровым и его соратниками.

«Если выживу – расскажу…»
Недоучившийся студент режиссёрского факультета театрального института имени Луначарского, он воевал с самого начала войны. Сначала рядовым, но в 1944 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. Во время учёбы проходил «практику» на полях сражений.

В феврале 1945-го капитан-связист Красной армии готовился с товарищами к атаке. Впереди был Кёнигсберг. Под разрывы снарядов и вой роя вражеских пуль он дал себе клятву: «Если выживу – расскажу о войне людям, особенно тем, кто её не видел...».

Юрий Озеров остался жив. Демобилизовался после Победы, в возрасте 24 лет, в чине майора, но в театральном (будущем ГИТИСе) не стал доучиваться, а поступил во ВГИК, в мастерскую Игоря Савченко. Только кинематограф с его возможностями смог бы осуществить клятву капитана, идущего в атаку на врага.

«Сын» (1955), «Кочубей» (1957), «Фуртуна» – «Буря» (лента совместного производства СССР, Румынии, Албании, 1959) – первые крупные работы Юрия Озерова как режиссёра. В 1962-м он даже снял военную комедию «Большая дорога» о жизни и приключениях в период гражданской войны «отца» знаменитого бравого солдата Швейка – чешского писателя и бойца Красной армии Ярослава Гашека.

Гнев и восхищение Озерова
В 1965 году Озеров оказался одним из членов закупочной комиссии (стала впоследствии предприятием по прокату зарубежной продукции «Совинфильм») в США. Там среди других фильмов он увидел блокбастер режиссёров Э. Мартона, К. Эннэкина и Б. Викки «Самый длинный день» (1962). Мощная по масштабу и бюджету картина, получившая «Оскара» в 1963 году, рассказывала о высадке англо-американцев во Франции (Нормандии) – открытии Второго фронта, при этом почти за три часа демонстрации (2 часа 58 минут) умудрившаяся ни разу (!) не упомянуть о существовании главного фронта Второй мировой – Восточного, советско-германского! Русских будто не было вообще. Что ж, и современный Голливуд остаётся верен себе – вспомните хотя бы наиболее масштабный пафосный пропагандистский «шедевр» Спилберга «Спасти рядового Райана» или картину Дэвида Эйра «Ярость» с участием Брэда Питта от 2014 года о доблестных американских танкистах, воюющих в апреле 1945-го в Германии.

Ветеран-фронтовик Озеров смотрел американскую «правду» о Второй мировой в Европе. Восхищался качеством и масштабами съёмок и скрипел зубами от боли и гнева за тех героев, кого бывшие союзники бессовестно вывели «за кадр», кто через сражения, потери и страдания ковал Победу. Именно тогда Озеров понял: пора действовать.

«Освобождению Европы» – быть!
Привезённую ленту «Самый длинный день» первыми увидели члены Политбюро ЦК КПСС. Произошёл тот редкий случай, когда мнение творца полностью разделил центральный партаппарат СССР. Проект создания беспрецедентного по масштабу военного кино стал делом государственной важности. Изначально он был задуман как сокрушительный своей правдой о войне ответный киноудар Западу. Ещё не была набрана творческая группа, ещё не было сценарных намёток, но проект имел рабочее название «Освобождение Европы» и должен был состоять из трёх фильмов: «Европа-43», «Европа-44» и «Европа-45». Осуществить замысел было поручено режиссёру Юрию Озерову.

Творцы – бойцы
В июле 1965 года началась работа над сценарием эпопеи – первыми её двумя фильмами. В конечном итоге кинопроект Озерова, задуманный как трилогия, превратился в мощное произведение с несколько изменённым названием «Освобождение» из пяти картин: «Огненная дуга», «Прорыв», «Направление главного удара», «Битва за Берлин» и «Последний штурм», где один только съёмочный период занял пять лет.

Сценарную группу помимо самого режиссёра составили писатели Юрий Бондарев и Оскар Курганов - в прошлом фронтовики, причём Бондарев прошёл всю войну от солдата до командира артиллерийской батареи. Впрочем, и остальной творческий костяк киногруппы знал о войне не понаслышке: оператор-постановщик Игорь Слабневич воевал танкистом, главный художник-постановщик Александр Мягков прошагал всю войну в пехоте.

Опальный маршал
Писатели распределили работу так: Курганов взялся за исторические сцены с реальными историческими персонажами (руководители государств, военачальники, дипломаты, политики), которых было рекордно много для кино – 51 человек (!), причём многие из них были ещё живы. Бондарев – за «окопно-полевую жизнь» вымышленных персонажей: капитана Цветаева (его образ воплотил Н. Олялин), майора Орлова (Б. Зайденберг), полковника Лукина (В. Санаев), медсестры Зои (Л. Голубкина), сержанта Дорожкина (В. Носик) и других героев, которые могли существовать и в реальности.

Авторам пришлось изучить огромную массу документов, в том числе хранящихся в Центральном военном архиве и Военно-историческом институте ГДР. Встал вопрос о консультантах «Освобождения». Озеров хотел, чтобы главным стал Георгий Жуков, но режиссёр не учёл, что отставной маршал был в опале как у политиков, так и у высшего генералитета. Консультантом Жукова не утвердили. И всё же он передал Озерову только что законченную первую часть своих мемуаров и активно продолжал сотрудничать с ним во время съёмок.

Книга мемуаров опального маршала подверглась резкой критике глав высшего военного ведомства СССР А. Гречко, А. Епишева и С. Штеменко, которые непримиримо высказывались по поводу некоторых фактов, описанных Жуковым. Коснулось это и сценария «Освобождения», где их раздражение вызвало «чрезмерное преувеличение» роли Жукова в войне.

Главным консультантом всей киноэпопеи утвердили генерала армии С.М. Штеменко. Немало пользы авторам принесли беседы и советы боевых маршалов И.С. Конева и К. С. Москаленко.

Факты – по максимуму
После того, как обе части были готовы, все трое приступили к созданию единого сценария. Утверждался он тяжело, а в ходе съёмок претерпевал изменения. Курировал работу съёмочной группы непосредственно ЦК КПСС.

Интересно, что с самого начала режиссёра Озерова предупредили, что о первых двух годах Великой Отечественной войны не может быть и речи: картина должна сразу начинаться с Курской битвы. Что ж, «Освобождение» и должно было начинаться именно с освобождения от захватчиков и побед над супостатом...

Начиная работу над сценарием, режиссёр выдвинул концепцию: максимально придерживаться фактов в показе событий и роли исторических лиц, масштабе битв, эпизодов войны. Также Озеров считал, что фашисты и руководство вермахта должны быть показаны серьёзными, умными противниками, как это и было, а не так, как их изображали в целом ряде прежних отечественных и зарубежных лент о войне: бесноватых, озлобленных и порой туповатых негодяев. Кроме того, Озеров решил проводить съёмки географически точно в тех местах, где происходили события.

«Под Прохоровкой и в районе всей Курской дуги нам запретили снимать» – раскрывая секрет смертельно-опасной тайны. Как Озеров нацисту «неотложку» вызывал. «Дрессированный» премьер. Генерал Власов контрабандой. «Хайль!» и «Здравия желаю!» – актёры-двойники: удивительное и страшное зрелище. Повешенный и живой дуче. «Он хотел прикончить Гитлера». Ожесточённые бои в Берлине 1969-70 годов... Об этом – в следующем номере.

Часть II
Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№16 (1500) // 18.04.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 20:16 20.04.2018
Неисчислимы жертвы, понесённые народом России в 20 веке. Но страшной парадигмы как мы освободили Европу от фашизма, а себя заковали в не менее страшном Коммунизме, для многих недосягаема.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).